Вход в систему

О женщинах

Иллюстрация. Женщины в дерматологииНа мой взгляд, в этой колонке неприлично много фотографий мужчин. Кто с бородой, кто с усами, редко кто без видимых волос на лице. Выдающиеся дерматологи, состоявшиеся мужчины. Сегодня я прикрепляю файл с одним из моих любимых женских фото и пишу об удивительных дерматологах-женщинах, снискавших мировую известность. Их имена дали названия дерматологическим синдромам.

Helen Ollendorff-Curth (1899-1982) – известный немецкий дерматолог, в 1928 году описавшая совместно со своим учителем, берлинским профессором Abraham Buschke, синдром Buschke-Ollendorff, включающий распространенный дерматофиброз в ассоциации с остеопойкилозом.

Опасаясь нацистского преследования, со своим мужем, дерматологом Wilhelm Curth, она эмигрировала в США, где продолжила свою научную деятельность под новой фамилией Curth. Широко известны разработанные ею критерии паранеопластического черного акантоза. Совместно с генетиком Madge Macklin она описала ichthyosis hystrix (ихтиоз Curth-Macklin). Перед смертью Helen завещала свой мозг для научных исследований.

Эпидермолитический гиперкератоз: что нового?

Как говорилось в предыдущих публикациях, согласно новой классификации наследственные ихтиозы подразделяют на синдромные и несиндромные. К последним относят, наряду с описанными ранее в блоге, кератинопатический ихтиоз, также представляющий собой собирательный термин. Кератинопатический ихтиоз представлен такими формами, как эпидермолитический гиперкератоз, кольцевидный эпидермолитический ихтиоз, поверхностный эпидермолитический ихтиоз.

Эпидермолитический гиперкератоз (прежнее название - врожденная буллезная ихтиозиформная эритродермия), представляет собой редкое заболевание, которое встречается с частотой 1:200 000 новорожденных. Наследуется по аутосомно-доминантному типу, но возможны случаи спонтанных мутаций. Проявления заболевания являются результатом точечных мутаций в генах, кодирующих белки кератина, в первую очередь KRT1 и KRT10.

Эффект пиццы и феномен Ауспитца

В культурологии существует понятие «эффект пиццы». Суть которого заключается в том, что какое-то явление получает широкое распространение за пределами страны-происхождения, фактически, переживая второе рождение, и становится поводом для гордости у себя на родине. И как не сложно догадаться впервые такое явление было изучено на примере пиццы, получившей известность в США и лишь за тем ставшей символом Италии. В дерматологии есть схожий пример - симптом Ауспица, с которым студенты повсеместно встречаются во время изучения дерматовенерологии. 

Генрих Ауспиц родился в Никольсбурге (Моравия) в районе на границе Австрии и Венгрии. Фамилия «Ауспиц» произошла от название местности, принадлежала старой коренной семьи моравских евреев, и эту фамилию носили служащие и торговцы Австро-Венгерской империи, включая членов парламента. В 1853 году Генрих Ауспиц окончил гимназию и поступил в медицинскую школу Венского университета. Его учителями были терапевты Йозеф Шкода и Иоганн фон Оппольцер, патолог Карл Рокитанский, хирург Франц Шух и дерматолог Фердинанд фон Гебра. В 1858 получил звание доктора медицины в Венском университете.

Комплексная микроэмульсия для лечения андрогенетической алопеции

В связи с тем, что патогенез андрогенетической алопеции все еще не до конца расшифрован, продолжаются исследования по его выяснению. В последние годы были высказаны предположения о роли инфекции и/или микровоспаления в области волосяного фолликула, а точнее в зоне воронки. Более того, LE Milikan указывает на то, что воспаление может быть инициирующим фактором в развитии андрогенетической алопеции за счет нарушения локального метаболизма андрогенов.

С учетом этих гипотез, а также того факта, что, несмотря на то, что миноксидил, являясь на настоящий момент самым действенным средством для наружного лечения андрогенетической алопеции, не дает 100%-ной эффективности, F.M. Sakr и соавт. предприняли попытку усилить его эффект. Для этого они создали эмульсию масло-в-воде, содержащую миноксидил, диклофенак и масло чайного дерева в оптимальных концентрациях.  

Эстак

ИллюстрацияСтыдно признаться, но Эстак остался связанным в моей памяти с виноградными улитками. Выставленными на продажу в разноцветных пластиковых ящиках на главной городской улочке. Если внимание торговца улитками рассеивалось, самым проворным животным удавалось выбраться наружу и продолжить путь по тротуару наравне с прохожими. Менее деятельных ожидало, вероятно, эскарго. Такова проза французской жизни.

 Ее поэзия, безусловно, в другом. Эстак – это фантастический свет. Исключительное сочетание различных форм и цвета: белые холмы, красные крыши, заводские трубы и виадуки железной дороги на Мирамас. Зеленые сосны и синее море. Эти пейзажи не имеют себе равных.

Ну и, конечно же, Эстак – это Поль Сезанн. Любовь и здешний ландшафт окрыляли его. С годами, когда интерес художника к видам на Эстак угас, он сосредоточился на находящихся неподалеку горах Сент-Виктуар. На данный сюжет он написал более 80 работ, а Montagne Sainte-Victoire стали самой важной темой его пейзажей.

Является ли андрогенетическая алопеция у молодых мужчин только косметической проблемой?

В течение долгого времени было принято считать, что андрогенетическая алопеция по мужскому типу у мужчин является вариантом нормы, и все изменения происходят исключительно на уровне волосяного фолликула и безобидны для общего состояния здоровья. Однако, в последние годы постепенно появляются новые подробности, касающиеся в первую очередь мужчин моложе 30 лет. Интересен тот факт, что в настоящее время все чаще упоминается о так называемом мужском эквиваленте синдрома поликистозных яичников.

Считается, что именно он ответственен за раннее развитие андрогенетической алопеции у мужчин. Результаты исследований, которые проводятся  в этом направлении, указывают на то, что у мужчин с ранним, то есть до 30 лет, развитием андрогенетической алопеции часто отмечаются гормональные  изменения, аналогичные таковым при синдроме поликистозных яичников, а именно: повышение уровня тестостерона, дегидроэпиандростерона и пролактина, снижение – фолликулстимулирующего гормона и глобулина, связывающего половые гормоны.

Как основать научную школу

Иллюстрация. ЛессерОдни врачи вписывают свои имена в анналы истории благодаря описанию симптомов и болезней, другие - благодаря созданию новых методов диагностики или открытию возбудителей инфекционных болезней, при этом не всегда первое упоминание гарантирует заслуженный эпоним; третьи - благодаря восхитительным личностным качествам, которые с течением времени обрастают новыми подробностями, превращая быль в легенду. А есть в истории медицины врачи, известные благодаря своему организационному таланту, одному из них и посвящена данная заметка.

Эдмунд Лессер вместе с Альбертом Нейссером и Паулем Унной составляет «большую тройку» немецких дерматологов*. Он родился в Найссе в семье успешного адвоката при государственном суде. Студенческая жизнь ненадолго привела его в Берлин, затем в Бонн и наконец в Страсбург, где была защищена диссертация по анатомии гипоспадии. В студенческие времена Лессер, следуя естественнонаучной направленности немецкого медицинского образования того времени, написал совместную работу с впоследствие известным зоологом Рихардом Хертвигом.

Новое в системном лечении наследственных несиндромных ихтиозов

Ретиноиды. В течение многих лет ацитретин и в меньшей степени изотретиноин, считались препаратами выбора для лечения болезней ороговения.  Известно, что ретиноиды связываются с ядерными факторами транскрипции, которые участвуют в регуляции функции ряда генов, модулирующих пролиферацию и дифференцировку эпидермиса, а также воспалительные процессы.

Несмотря на то, что ацитретин в большинстве случаев более эффективен, чем изотретиноин, в некоторых ситуациях применение последнего является предпочтительным. В первую очередь из-за его быстрого выведения из организма после прекращения лечения. Кроме того, вероятность  развития побочных эффектов на фоне использования ацитретитина выше по сравнению с изотретиноином. Особенно это касается детей (учитывая активный рост скелета) и женщин детородного возраста.

Андрогенетическая алопеция у подростков: особенности течения

Несмотря на то, что андрогенетическая алопеция является  наиболее часто встречающейся и относительно хорошо изученной трихологической проблемой у взрослых, мало что известно о клинических проявлениях этой патологии и особенностях ее лечения в подростковом возрасте. Принято считать, что наиболее частыми причинами облысения у подростков являются грибковые поражения волосистой части головы, гнездное облысение и травма (трихотилломания и тракционная алопеция).

В Нью-Йорке дерматологами было проведено ретроспективное изучение случаев алопеции у подростков за 12-летний период. На основании анализа клинических проявлений с течением времени, гистологических данных и соответствующих лабораторных показателей, был сделан вывод о том, что андрогенетическая алопеция является самой частой причиной выпадения волос у подростков. Хотя другие авторы (например, A. Lencastre et al.)  указывают на то, что андрогенетическая алопеция по частоте все же уступает очаговой алопеции и трихотилломании в этой группе больных. 

Немецкая работоспособность

Иллюстрация. ЛевинВыделение дерматовенерологии в отдельную специальность произошло в Европе в XIX веке. На протяжении длительного времени в разных странах дерматовенерологи доказывали медицинскому миру необходимость выделения отдельной специальности, а между собой вели борьбу за единственно верный взгляд на этиологию, патогенез и классификацию болезней. Во Франции, Австрии и Великобритании ведущими дерматовенерологическими центрами были столичные больницы, а вот в немецких землях такой закономерности не прослеживалось. Ведущим центром по изучению и лечению кожных болезней был ныне польский Вроцлав. А что же не так было с дерматовенерологией в прославленной берлинской университетской клинике Шарите?

Берлин был первым городом Германии, где была основана отдельная клиника для больных сифилисом. И хотя длительное время отделение сифилитических болезней фактически находилось в структуре терапевтической клиники, в ведении которой также находились чесоточные болезни и душевные расстройства, это явление не сильно отличалось от подчиненного положения дерматовенерологии в больницах других стран. Начало было многообещающим - возглавивший клинику Карл Клуге в первую очередь исправил ситуацию с размещением пациентов. На смену почти невентилируемым, большим, перенаселенным палатам пришло новое здание со светлыми комнатами и новыми кроватями. Предпринимались и попытки систематического чтения лекций.

RSS-материал