Вход в систему

Блог пользователя Laege

Сан-Галликано

ИллюстрацияВ 1722 в бреве папы Иннокентия XIII врачу и священнику Эмилио Лами было поручено лечить в хосписе Сан-Галла, которым тот заведовал, страдающих от проказы, чесотки и заразных лишаёв. С этого момента у Лами появилась возможность развить свою склонность к заботе о здоровье, изучая и экспериментируя с рядом методов лечения.

Благодаря своему благотворительному духу он привлекал отовсюду множество страдающих людей, которые находили в особых мазях облегчение своим обезображивающим кожным заболеваниям. Успех его работы и рост числа пациентов, обращающихся за лечением, убедили его преобразовать хоспис в больницу Сан-Галликано, кроме того, обстоятельства весьма способствовали этому.

Хотя в XVIII веке в Риме было несколько больниц, ни одна из них не обслуживала больных такими болезнями, которые считались очень заразными и, следовательно, относились к группе высокого риска. Часто таких больных избегали или оставляли на произвол судьбы. Поскольку Рим готовился к приёму паломников, папа попытался создать санитарное сооружение для этих больных.

На встрече с кардиналом Коррадини, который позже стал покровителем новой больницы, было решено осуществить проект у площади Пишинуле. В первоначальной больнице было 40 коек и 2 алтаря, и мужчины, и женщины могли рассчитывать на приют и лечение, часть затрат должны были компенсировать благотворительные фонд.

Больница Шарите. Часть 2

Иллюстрация. Шарите 2В начале XIX века Пруссия претерпела множество реформ (т.н. реформы Штейна и Гарденберга), которые в т.ч. затрагивали систему образования. В 1810 в Берлине был основан университет, который сегодня носит имя главного проводника реформы образования, министра образования Вильгельма фон Гумбольдта. Деканом медицинского университета назначили придворного медика и врача Шарите Кристофа Вильгельма Гуфеланда, осуждавшего практику чрезмерного кровопускания и призывающего переосмыслить возможности самовосстановления в человеческом организме. 

К этому моменту положение дел в Шарите было очень далеко от идеального, но во всяком случае лучше, чем в минувшие десятилетия. Во время перестройки больницы в конце XVIII века исчезает первоначальный чумной дом, появляются новые многоэтажные здания, больницу покидают нищие и бездомные, а также её стены покидают военные врачи.

Теперь это исключительно больница, где лечение проходит в соответствии с научными стандартами. Даже с психическими больными обходятся, как с больными, которым можно помочь. Однако у новопостроенного Шарите есть один недостаток - санитарные условия были все ещё были далеки от желаемого. Хотя жалобы на них не прекращались, это не приводило к изменениям или отставкам.

Больница Шарите. Часть 1

Иллюстрация. ШаритеОсенью 1709 прусский король Фридрих I отправился в восточнопрусский город Мариенвердер для встречи с Петром I для переговоров по российской позиции в Северной войне и Войне за испанское наследство. Во время своего путешествия по Восточной Пруссии он увидел последствия разразившейся летом эпидемии чумы. унесшей 200 000 человек. Под глубоким впечатлением от увиденного по возвращении в Берлин он подписывает указ об учреждении чумного дома. Под будущую карантинную больницу он выделил королевскую землю за городской чертой у Шпандауских ворот.

В 1710 здание открылось, но к этому моменту эпидемия довольно быстро сошла на нет. Чтобы 2-этажная больница с её 400 койками не простаивала, её сделали одновременно приютом для бездомных, незаконнорожденных и проституток, и домом престарелых. В 1713 больница стала служить и военным госпиталем, где военные хирурги начинали свою карьеру.

В 1727 Фридрих Вильгельм I одобрил предложение о том, «чтобы гражданский и военный госпиталь были учреждены в Гарнизонном госпитале у Шпандауских ворот для обращения с гражданами и солдатами». И король собственной рукой на соответствующем документе написал «здание следует называть charité». Само название charité в переводе с французского означает благотворительность. 

Общая больница Вены

Иллюстрация. Общая больница ВеныИмператор Иосиф II занимался вопросами общественного здравоохранения и медицинского образования более, чем другие правители Австро-венгерской империи до и после него. Создание Общей больницы Вены было его любимым личным проектом. Она стала одним наиболее известных медицинских институтов Европы и домом для Венской медицинской школы. Правда к этому поворотном моменту её история уже насчитывала почти 100 лет.  

В 1686 после окончания османской осады Вены доктор Иоганн Франк пожертвовал деньги и свою землю на Альзер штрассе для создания госпиталя. Но денег для постройки всех зданий не хватило и часть ветеранов войны и их семей были размещены в существующей инфекционной больнице. В 1693 император Леопольд I выделил деньги на создание крупной больницы на 1042 человека для бедняков и инвалидов (инвалидами тогда называли всех раненых на войне солдат независимо от степени тяжести ранений и ветеранов войны, не имеющих средств для жизни).

В 1724 в больнице располагалось уже 1740 пациентов. Дальнейшее расширение больницы стало возможно благодаря барону Фердинанду фон Тавонату, который завещал часть своего состояния в пользу бывших солдат. В результате можно было достроить уже начатое здание для семейных пар и овдовевших (теперь его называют Тавонатхоф). В 1733 были построены новые больничное, служебное ремесленное здания. 

Сен-Лазар. Часть 2

Иллюстрация. Сен-Лазар 2С конца 1830-х в парижской медицинской системе возникло разделение потоков больных венерическими болезнями. В больницы Миди и Лурсин направлялись мужчины и женщины с т.н. «незаслуженными» венерическими болезнями, когда заражение происходило случайно, а в открывшийся в тюрьме Сен-Лазар лазарет отправлялись женщины лёгкого поведения с «заслуженными» болезнями. Как можно заметить, по тем временам мужчины вроде как и не были виноваты в распространении сифилиса и других болезней.

Лазарет Сен-Лазара мог принять на лечение до 360 женщин, в год количество пациентов превышало тысячу. Учреждение нередко было переполнено и крайне недоукомплектовано врачами, чьи методы гинекологического осмотра были признаны антисанитарными и опасными. Например, длительное время речи об использовании индивидуальных зеркал или хотя бы обработке использованных не было вовсе. Такое положение дел сохранялось до 1888, когда после ряда реформ, лазарет стал всемирно признанным безопасным центром исследований и лечения венерических заболеваний.

Сен-Лазар. Часть 1

Иллюстрация. Сен-ЛазарНа страницах романов Ги де Мопассана мне неоднократно встречались отсылки на некое учреждение, «Сен-Лазар», где иногда проводили время женщины лёгкого поведения или которым угрожали уязвлённые любовники. Будучи увлечённым сюжетом, я не вникал в тонкости парижской жизни XIX века. Но после знакомства с историей дерматовенерологии романы Мопассана заиграли новыми гранями. Тюрьма-больница Сен-Лазар оказалась ещё более одиозным местом, чем венерические больницы Миди и Лурсин.

Происхождение Сен-Лазара [монастыря св.Лазаря] восходит к XI веку и считается, что его заложил Людовик VII. В ту далекую эпоху Сен-Лазар был известным заведением для прокажённых. Он был построен на руинах древнего аббатства Сен-Лоран, разрушенного норманами в 886. Этот приют для прокажённых был в то время хорошо известен и пользовался защитой и финансовой помощью многих государей. Он лежал на пути из Парижа в Сен-Дени, и его часто посещали великие люди того времени. Но сама колония прокажённых была открыта только для больных из Парижа и, в исключительных случаях, для пекарей со всего королевства.

Больницы Миди и Лурсин

ИллюстрацияДо 1792 больные венерическими болезнями несколько хаотично распределялись по имеющимся лечебным учреждениями Парижа. С определенной долей условности в Отель-Дьё, Сальпетриер и Бисетр направляли мужчин и женщин, а в хосписе Вожирар обычно лечили беременных и дети. Отдельных специализированных отделений для подобных больных не было и они занимали место среди остальных страждущих лечения.

В августе 1785 Людовик XVI подписал указ об основании больницы почти на 200 коек для венерических пациентов, впрочем, без точного указания места для нового здания. Выбор пал на монастырь капуцинов предместья Сен-Жак. В 1792 была открыта «Больница капуцинов» или как её начали именовать «Венерической больницей». Первыми её пациентами стали взрослые пациенты из Бисетра, затем няньки и «испорченные» (то есть страдающие венерическими заболеваниями) дети, выписанные из хосписа Вожирар. В 1802 в больнице было 550 коек, а к 1820 их число выросло до 589.

Больница св. Людовика. Часть 5

Иллюстрация. Сен-ЛуиПервая французская революция вдохнула новую, дерматологическую жизнь в стены больницы св.Людовика, которую уже было хотели снести. Вторая французская революция послужила отправной точкой для начала утверждения дерматовенерологии, как отдельной специальности. В июле 1830 Виктор де Брольи, благодаря своей близости к Доктринёрам, получил пост министра публичного образования и создал комиссию, целью которой было изучение состояния медицинского факультета Парижа и всех мало-мальски связанных с ним структур.

Среди прочего комиссия заключила, что качество образования на факультете недостаточное, несмотря на наличие нескольких специализированных кафедр. Тем не менее, отчёта комиссии было недостаточно для создания специализированных кафедр, в том числе по дерматовенерологии. Изучение сифилидологии и дерматологии было ограничено дополнительными курсами. Лоран Казенаве и потом Альфред Арди отвечали за дерматологию, на курс сифилитических болезней был назначен хирург Аристид Верней. 

Больница св.Людовика. Часть 4

Иллюстрация. АлиберДерматологическое наследие Жан-Луи Алибера не было ограничено совершенствованием собственных знаний и улучшением условий для пациентов. Значительная часть его деятельности нашла продолжение в талантливых учениках и последователях. Они, как и их предшественник, стремились улучшить диагностические методы и понимание кожных болезней. Кроме того, они продолжали созидательную деятельность для развития своей специальности. 

Конечно, не обошлось без научных споров. Самым продолжительным и значительным был спор о классификации кожной сыпи. Алибер придумал свою доктрину и классификацию кожных болезней на основе довольно популярного на то время подхода Карла Линнея и оформил это в виде дерева дерматозов, где болезни были разделены на классы и рода и были представлены в виде ветвей. Для своего времени эстетическая составляющая визуального воплощения была впечатляющей, научная составляющая - спорной.

Больница св. Людовика. Часть 3

Иллюстрация. Больница Сен-ЛуиБытовые условия пациентов в больнице св.Людовика с годами более-менее улучшались, тем не менее назвать больницу желанным для посещения местом назвать было трудно. Длительное ожидание и условия приема, конечно, отпугивали часть страждущих, но за отсутствием выбора приходилось мириться с таким положением вещей. 

В течение длительного времени из-за монополии больницы в области дерматологии на консультации в её стены стабильно стекалось большое число пациентов. В течение всего XIX века число пациентов, консультируемых в больнице постоянно увеличивалось. Например, в 1859 больницу посетило 60000 пациентов, а в 1880 уже 90000. Почти каждое утро ко входу в больницу приходило до 500 пациентов и далеко не все успевали получить аудиенцию у врача. К 1894 среднее число консультаций составляло 305 в день. 

RSS-материал