Вход в систему

Блог пользователя Laege

Больница св.Людовика. Часть 4

Иллюстрация. АлиберДерматологическое наследие Жан-Луи Алибера не было ограничено совершенствованием собственных знаний и улучшением условий для пациентов. Значительная часть его деятельности нашла продолжение в талантливых учениках и последователях. Они, как и их предшественник, стремились улучшить диагностические методы и понимание кожных болезней. Кроме того, они продолжали созидательную деятельность для развития своей специальности. 

Конечно, не обошлось без научных споров. Самым продолжительным и значительным был спор о классификации кожной сыпи. Алибер придумал свою доктрину и классификацию кожных болезней на основе довольно популярного на то время подхода Карла Линнея и оформил это в виде дерева дерматозов, где болезни были разделены на классы и рода и были представлены в виде ветвей. Для своего времени эстетическая составляющая визуального воплощения была впечатляющей, научная составляющая - спорной.

Больница св. Людовика. Часть 3

Иллюстрация. Больница Сен-ЛуиБытовые условия пациентов в больнице св.Людовика с годами более-менее улучшались, тем не менее назвать больницу желанным для посещения местом назвать было трудно. Длительное ожидание и условия приема, конечно, отпугивали часть страждущих, но за отсутствием выбора приходилось мириться с таким положением вещей. 

В течение длительного времени из-за монополии больницы в области дерматологии на консультации в её стены стабильно стекалось большое число пациентов. В течение всего XIX века число пациентов, консультируемых в больнице постоянно увеличивалось. Например, в 1859 больницу посетило 60000 пациентов, а в 1880 уже 90000. Почти каждое утро ко входу в больницу приходило до 500 пациентов и далеко не все успевали получить аудиенцию у врача. К 1894 среднее число консультаций составляло 305 в день. 

Больница св. Людовика. Часть 2

Иллюстрация. Б-ца Сен-ЛуиЭкстерн больницы св.Людовика де ла Сибути писал в 1811: «Эта больница построенная Анри IV, прекрасно расположена, она хорошо вентилируется, окружена дворами и обширными ухоженными садами, которые служат местом прогулок для пациентов. Она предназначена для кожных заболеваний и скрофулёзных заболеваний, она также принимает всех публичных женщин правого берега Сены». Но всё ли было так чинно и благородно, как это описал парижский врач.

Специализация и совершенствование материальной базы больницы св. Людовика неразрывно связана с бароном Жан-Луи Алибером. Он начал свою работу в 1801 и видел в больнице нечто больше, чем просто место изоляции больных. Больница, по его представлению, должна была совмещать деятельность по лечению пациентов и по образованию врачей. Он видел перспективы в слиянии научной и клинической работы и посвятил себя кожным болезням, преподавание которых ещё не велось на медицинском факультете.

Больница св. Людовика. Часть 1

Иллюстрация. Больница ЛюдовикаБольница св.Людовика – место рождения больничной дерматовенерологии Франции. Место настолько знаковое, что едва ли можно найти французского дерматолога, который хотя бы несколько дней или несколько часов не слушал лекции или не участвовал в обходе в этой больнице. Она уже не раз фигурировала в исторических заметках в качестве декораций, на фоне которых происходили важные открытия, велись упорные научные споры и сменялись люди и идеи. Но история самой больницы сама по себе примечательна и позволяет проследить, как появилась и менялась дерматовенерология под влиянием изменений в медицине и в стране. 

Своему возникновению больница обязана очередному появлению чумы в галльских землях. В 1606 она пришла в Париж, и, спасаясь от неё, король Анри IV и его двор бежали в замок Фонтенбло. Глава самой крупной парижской больницы Отель-Дьё, традиционно используемой для больных чумой, также предпочел спастись бегством. Заболевшие чумой оказывались в довольно сомнительных условиях (малое количество кроватей, скученность, больные с другими нозологиями) и могли надеяться, разве что, на высшие силы.

Ещё одни кожные линии

Иллюстрация. ЛангерСказав «А» в предыдущей заметке, было бы крайне не логично не сказать «Б» в следующей. Ведь линии на коже прочертил не только дерматолог Альфред Блашко, но и анатом Карл Лангер. Хотя признание важности открытия этих линий пришло намного позже признания других его работ.  

Карл Лангер родился 1819 года в Вене в чешской семье, где он был старшим из шестнадцати братьев и сестер. Его отец происходил из Эгерланда (Хебско), что расположен на северо-западе современной Чехии. По профессии отец был военным бухгалтером, поэтому семье часто приходилось менять место жительства. Мать Лангера происходила из семьи среднего класса из Пльзена. Когда в 1849 отец умер в Кракове от холеры, Лангер стал главой семьи для братьев и сестер и поддерживал их образование.

Кожные линии

Иллюстрация. БлашкоАльфред Блашко родился в 1858 в Бранденбургском городке Бад-Фрайенвальде в семье Германа Блашко и Бабетты Маннгеймер. Отец Альфреда был врачом и происходил из одной из старинных еврейских семей.

Со временем Герман стал одним из сановников города и стал членом медицинского совета, но в 1871 была основана Германская империя и либеральный политический климат в маленьком городке на Одере изменился. Не желая подвергать своих жену и 4 детей антисемитизму, он переехал в Берлин. 

Дюкрей и его палочка

Иллюстрация. ДюкрейАугусто Дюкрей родился в Неаполе в 1860, в семье швейцарца Джузеппе Дюкрея и неаполитанки Амалии Маццони. Он поступил на факультет медицины и хирургии, неаполитанского университета имени Фридриха II, одного из старейших университетов мира. Во время учёбы он проявил себя талантливым учеником - заслужил диплом с отличием по химии и признание заслуг на конкурсе по зоологии. 

После окончания университета в 22 года он сразу же обратился к изучению дерматологии и венерологии в университетской клинике Неаполя под руководством Томмазо Де Амичиса. Работа в Неаполе давала Дюкрею большой простор для реализации - разнообразные сложные задачи, связанные с прогрессом бактериологии и лабораторных исследований, на фоне набирающей силу борьбы с венерическими заболеваниями. В 1884 после окончания учёбы и прохождения конкурса он был оставлен при дерматологической клинике в качестве ассистента, а затем был повышен в должности до штатного сотрудника.

Родился на Эльбе, учился у Эльбы

Иллюстрация. МибеллиЕсли говорить об исторических личностях, связанных с островом Эльба, то на первом месте, затмевая всех, расположится Наполеон Бонапарт, находившийся там в ссылке. А вот дальше всё не так однозначно. С историей острова связан и Козимо I Медичи, и Филипп II Испанский, и герой этой заметки, Витторио Мибелли. 

Он родился в 1860 году в Портоферрайо, главном городе острова. Ещё в детстве он остался сиротой, но, к счастью, его любезно приютил дядя по материнской линии, профессор Фаласки из Сиенского университета.

После окончания средней школы Витторио продолжил образование на медицинском факультете этого университета и в возрасте 21 года «с отличием» завершил учёбу медицине и хирургии.

После получения разрешения на медицинскую практику он стал работать участковым врачом в г. Витербо, ревностно выполняя свои обязанности с 1883 по 1886. 

Реформатор

Иллюстрация. Майокки

В 1849 в итальянском городке Роккальвечче, провинция Витербо, в семье местного врача Пьетро Майокки и Вирджинии Томасетти, появился на свет мальчик Доменико. К концу обучения в семинарии ныне привлекательного для туристов городка Чивита ди Баньореджо встал вопрос о продолжении образования - выбирать нужно было между философией и медициной.

Не сложно догадаться, какой был сделан выбор. Как известно, все дороги ведут в Рим, вот и Доменико для получения медицинского образования отправился на медицинский факультет римского университета «Сапиенца». 

С 1873 он начал свою врачебную деятельность сначала в качестве владельца местной практикой в городе Альвиано, затем, выиграв конкурс на место в римских больницах, стал хирургом. В то же время он заинтересовался дерматовенерологией.

У него не было наставника в Риме, но был доступ к актуальным публикациям. Наибольший отклик у него нашли работы Фердинанда Гебры и он самостоятельно решил следовать морфологическому подходу австрийского мэтра. 

Последний из могикан

Иллюстрация. НойманнПоследним из плеяды прославленных венских дерматологов второй половины XIX века, времени расцвета и заслуженного величия дерматовенерологии австрийских земель, был Исидор Нейман.

Как и для многих другие известных врачей Австро-Венгерской империи, его малая родина находилась в одном из многочисленных Кронландов, откуда он прибыл, как сейчас бы сказали, для «покорения столицы». Уроженец Моравии, Нейман окончил Венский университет в 1858, где его наставниками были патолог Карл Рокитанский, терапевт Йозеф Шкода и гистолог Карл Ведл.

В 1859 он стал ассистентом у Фердинанда Гебры, спустя 3 года защитил докторскую диссертацию по кожным заболеваниям и, как следствие, получил право на чтение лекций. Длительное время его научные интересы были связаны исключительно с дерматологией.

В то время как его начальник Гебра занимался расширением клиники, совершенствованием методов лечения и описанием многообразия кожных болезней. Нейман при поддержке своего друга и учителя Ведла изучал гистологию кожных заболеваний.

RSS-материал