Вход в систему

Блог пользователя Laege

Лисицы в дерматологии. Часть 2.

Иллюстрация. Братец ФоксУильям Тилбери Фокс определенно был ярким пятном в дерматологическом мире Лондона, но его брат Томас Колкотт Фокс, возможно, был ещё более заметным дерматологом. Томас Колкотт Фокс тоже родился в 1849 всё в том же Бротоне и был восьмым сыном хирурга Лютера Оуэна Фокса. Он получил образование в школе университетского колледжа в Лондоне, потом поступил в Кембридж для изучения естественных наук и, в конечном итоге, обратил свой взор на медицину. Уильям познакомил своего младшего брата Томаса с дерматологией и некоторое время они работали вместе в больнице Университетского колледжа. В Университетском колледже Уильям руководил дерматологическим отделением, а «Томми» успешно пользовался плюсами руководства и обучения у брата. Он оказался образцовым учеником, внимательным наблюдателем, а затем и исключительным диагностом. Братья сотрудничали при написании третьего издания «Эпитома кожных заболеваний», которое было опубликовано в 1876.

Лисицы в дерматологии. Часть 1.

Иллюстрация. ФоксУильям Тилбери Фокс родился в 1836 в местечке Бротон графства Хэмпшир в большой семье хирурга Лютера Оуэна Фокса и Мэри Фокс, урожденной Тилбери. В недавно основанном Университетском колледже он был моложе своих однокурсников, что не помешало ему быть блестящим студентом и получить золотую медаль. Его путь в дерматологию не был прямым. Первоначальной целью его учёбы было получение специальности акушера. В 1850 он начал врачебную практику в лондонском районе Бейсуотер и вскоре получил должность врача-акушера в Фаррингдонском диспансере.

В последующие годы у Уильяма дал о себе знать особый интерес к грибковым инфекциям, который вскоре привёл его к дерматологии. Сэр Уильям Дженнер, его профессор и руководитель, который поощрял интерес к дерматологии нескольких своих молодых врачей, был настолько впечатлен таким энтузиазмом, что предложил Фоксу посвятить себя дерматологии. В 1863 увидела свет его работа «Кожные заболевания паразитарного происхождения». В том числе в этой работе содержались данные, полученные в результате экспериментов по самозаражению. 

Трансфузиолог

Иллюстрация. ТцанкАрно Тцанк родился в еврейской семье во Владикавказе в 1886. Набирающее силу юридическое и фактическое преследование евреев в Российской империи послужило причиной того, что отец Тцанка распродал имущество и переехал в Грузию. В преддверии новой волны погромов семья, включающая пятерых детей, самым младшим из которых был Арно, отправилась в 1887 из Батуми во Францию. Поселившись в Париже, отец продолжил заниматься прежней деятельностью: открыл фабрику для кефира, сделанного из сквашенного молока и подслащённого фруктового сока. Хотя этот новый для Парижа напиток не был столь успешен, как шоколад, кофе или кола, семья процветала и даже поставляла свою продукцию в парижские больницы.

Арно Тцанк окончил известный парижский лицей Монтеня, а затем поступил в медицинскую школу. С 1910 по 1914 Тцанк проходил последипломное обучение в больнице Св.Людовика, где имел возможность приобщиться к не очень популярной в то время дерматовенерологии. В свои молодые годы, помимо учёбы, Тцанк много времени проводил с художниками, музыкантами, писателями, многие из которых были такими же иммигрантами, как и он. В частности он близко общался с поэтом Гийомом Аполлинером и писателем Анри-Пьером Роше. Он принадлежал к кругу друзей, которые вращались вокруг художницы Мари Лоренcин, с которой у молодого Тцанка был краткий роман. 

Плазмодий vs. трепонема

Иллюстрация. Вагнер-ЯуреггОткрытие сальварсана и первые результаты его применения, казалось, кардинально изменят ситуацию с сифилисом. Но быстрое облегчение симптомов и негативация реакции Вассермана приводили к преждевременному прекращению лечения, и, как следствие, не все трепонемы оказывались уничтожены и болезнь прогрессировала до стадии нейросифилиса. Кроме того, сальварсан не был способен проходить гематоэнцефалический барьер, поэтому пациенты и с уже имеющимся нейросифилисом по-прежнему были обречены.

Достоверно роль трепонемы в поражении мозга была доказана в XX веке, но ещё в первой половине XIX века было заподозрено, что прогрессивный паралич является исходом сифилиса, позже клинически это было доказано Альфредом Фурнье. В то время прогрессивный паралич был неизлечимым, смертельным заболеванием, характеризовавшимся параличом конечностей (т.н.«спинной сухоткой») и прогрессирующей деменцией, усугубляемой психотическими, депрессивными и маниакальными симптомами. Новаторское предложение по лечению прогрессивного паралича поступило от австрийского психиатра Юлиуса Вагнера-Яурегга - лечение сифилиса малярией. 

Доктор Фантаст и его 4G

Иллюстрация. ЭрлихДрузья и коллеги, зная лёгкий характер Пауля Эрлиха, любили подтрунивать над ним, а недруги придумали ему прозвище «доктор Фантаст». Он был очень весёлым человеком, выкуривал до двадцати пяти сигар в день, не чурался совершенно открыто выпить кружку пива со своим старым лабораторным служителем и десяток-другой кружек с немецкими, английскими и американскими коллегами.

Апологет научных достижений медицины своего времени, он неустанно повторял: «Нужно научиться стрелять по микробам волшебными пулями». И ему таки удалось создать свою магическую пулю из мышьяка, которая пришла на смену вековым традициям ртутного лечения сифилиса.

Пауль родился в Верхней Силезии в 1854 в семье Исмара Эрлиха и его жены Розы Вейгерт, племянником которой был великий бактериолог Карл Вейгерт, сыгравший жизненно важную роль наставника Эрлиха. Пауль в 1872 окончил Бреславльскую гимназию, правда не без затруднений.

Однажды в... марте

Иллюстрация. Шаудин

Фриц Рихард Шаудин родился в маленьком малоизвестном городке Рёзинингкен Восточной Пруссии. В 1890г. Шаудин поступил в Берлинский университет для изучения филологии, которая заинтересовала его ещё в школе. Мало что известно о нём в студенческие года, кроме того, что он был прилежным молодым человеком крепкого телосложения, не склонным к компаниям и умеренным в своей жизни и привычках. Неизвестно, как и когда он заинтересовался невидимым невооружённым глазом миром биологии, но это кардинально поменяло его жизнь, а также необратимо повлияло на развитие венерологии в один из мартовских дней. 

В 1894г. он окончил университет и присоединился к научной школе профессора Франца Шульце, в котором нашёл учителя ценившего и любившего своего блестящего ученика. Первая крупная исследовательская работа Шаудина была посвящена описанию нового рода морских организмов, фораминиферов, и их неизвестных жизненных циклов. Во время этой работы очень ярко проявилась выдающаяся черта Шаудина - способность наблюдать. Эта способность была объединена с даром ясного изложения материала в письменной форме (филология не прошла даром), и они сослужили ему хорошую службу в избранной им профессии протозоолога. 

Эффект пиццы и феномен Ауспитца

В культурологии существует понятие «эффект пиццы». Суть которого заключается в том, что какое-то явление получает широкое распространение за пределами страны-происхождения, фактически, переживая второе рождение, и становится поводом для гордости у себя на родине. И как не сложно догадаться впервые такое явление было изучено на примере пиццы, получившей известность в США и лишь за тем ставшей символом Италии. В дерматологии есть схожий пример - симптом Ауспица, с которым студенты повсеместно встречаются во время изучения дерматовенерологии. 

Генрих Ауспиц родился в Никольсбурге (Моравия) в районе на границе Австрии и Венгрии. Фамилия «Ауспиц» произошла от название местности, принадлежала старой коренной семьи моравских евреев, и эту фамилию носили служащие и торговцы Австро-Венгерской империи, включая членов парламента. В 1853 году Генрих Ауспиц окончил гимназию и поступил в медицинскую школу Венского университета. Его учителями были терапевты Йозеф Шкода и Иоганн фон Оппольцер, патолог Карл Рокитанский, хирург Франц Шух и дерматолог Фердинанд фон Гебра. В 1858 получил звание доктора медицины в Венском университете.

Как основать научную школу

Иллюстрация. ЛессерОдни врачи вписывают свои имена в анналы истории благодаря описанию симптомов и болезней, другие - благодаря созданию новых методов диагностики или открытию возбудителей инфекционных болезней, при этом не всегда первое упоминание гарантирует заслуженный эпоним; третьи - благодаря восхитительным личностным качествам, которые с течением времени обрастают новыми подробностями, превращая быль в легенду. А есть в истории медицины врачи, известные благодаря своему организационному таланту, одному из них и посвящена данная заметка.

Эдмунд Лессер вместе с Альбертом Нейссером и Паулем Унной составляет «большую тройку» немецких дерматологов*. Он родился в Найссе в семье успешного адвоката при государственном суде. Студенческая жизнь ненадолго привела его в Берлин, затем в Бонн и наконец в Страсбург, где была защищена диссертация по анатомии гипоспадии. В студенческие времена Лессер, следуя естественнонаучной направленности немецкого медицинского образования того времени, написал совместную работу с впоследствие известным зоологом Рихардом Хертвигом.

Немецкая работоспособность

Иллюстрация. ЛевинВыделение дерматовенерологии в отдельную специальность произошло в Европе в XIX веке. На протяжении длительного времени в разных странах дерматовенерологи доказывали медицинскому миру необходимость выделения отдельной специальности, а между собой вели борьбу за единственно верный взгляд на этиологию, патогенез и классификацию болезней. Во Франции, Австрии и Великобритании ведущими дерматовенерологическими центрами были столичные больницы, а вот в немецких землях такой закономерности не прослеживалось. Ведущим центром по изучению и лечению кожных болезней был ныне польский Вроцлав. А что же не так было с дерматовенерологией в прославленной берлинской университетской клинике Шарите?

Берлин был первым городом Германии, где была основана отдельная клиника для больных сифилисом. И хотя длительное время отделение сифилитических болезней фактически находилось в структуре терапевтической клиники, в ведении которой также находились чесоточные болезни и душевные расстройства, это явление не сильно отличалось от подчиненного положения дерматовенерологии в больницах других стран. Начало было многообещающим - возглавивший клинику Карл Клуге в первую очередь исправил ситуацию с размещением пациентов. На смену почти невентилируемым, большим, перенаселенным палатам пришло новое здание со светлыми комнатами и новыми кроватями. Предпринимались и попытки систематического чтения лекций.

Дерматологический Оскар

ИллюстрацияВ истории дерматологии имеется свой собственный Оскар. Правда, это совсем не награда, а весьма видный уроженец немецких земель Оскар Лассар. Слава и успех сопровождали его практически всю жизнь. Уроженец Гамбурга начал свой медицинский путь, который довольно быстро был прерван Франко-Прусской войной, в университете Гейдельберга. Вернувшись из армии украшенным железным крестом, он продолжил изучать медицину в Гёттингене, Страсбурге, Берлине, и получил докторскую степень в Вюрцбруге в 1872г.

На этом обучение молодого врача не прекратилось - он отправился за самыми актуальными знаниям по биохимии к Феликсу Гоппе-Зейлеру, по физиологии - к Георгу Мейсснеру, работал ассистентом у Юлиуса Фридриха Конгейма в патологическом институте Бреслау. Затем он отправился к Фердинанду фон Гебре в Вену, чтобы подготовиться к своей будущей специальности, а затем в 1878г. отправился в Берлин, где некоторое время работал ассистентом в кожной клинике Шарите при Георге Левине. Но два принципиально разные по натуре врача не смогли долго работать вместе.  

RSS-материал