Вход в систему

Стал дерматологом, а ведь мог бы стать священником

АлиберБарон Жан-Луи Марк Алибер имел все шансы посвятить свою жизнь теологии, когда события Великой французской революции застали его за учёбой в Тулузе в школе Отцов Христианской Доктрины, в одном из хорошо известных французских религиозных орденов. Последовавшие гонения на эти ордена забросили Алибера в Париж, где в салоне мадам Гельвеций он познакомился с блестящими умами Просвещения, среди которых был французский философ-материалист и врач в одном лице Пьер Жан Жорж Кабанис. Алибер, вдохновленный своим новым другом Кабанисом, продолжил своё обучение в новом учебном заведении, отвечавшем новаторскому духу того времени и имевшем в своём преподавательском составе Корвизара, Пинеля, Дезо и других. 

По окончании учёбы Алибер начал работать в больнице Св. Людовика (точнее, на тот момент в “Северном хосписе”, какие ещё могут быть святые короли в годы Революции!). Эта больница, которую Алибер сделал одним из самых известных дерматологических центров мира, до того времени служила лишь для лечения «язв» – собирательный термин, который включал в себя такие гетерогенные состояния, как экзема, чесотка, волчанка, стригущий лишай, сифилитические высыпания, да и вообще всего того, что казалось непонятным и заразным. В истории осталось выражение самого Алибера о больнице, как о «канализации всех стран мира». 

После основания в больнице первой самостоятельной клиники дерматологии, на впечатляющие и в настоящее время, 600 коек, Алибер начал и преподавательскую деятельность. На его лекции стекались не только студенты, но и врачи, иностранцы и известные люди того времени. Не удивительно, что вскоре в помещении для чтения лекций стало тесновато, и поэтому в хорошую погоду весной и летом Алибер проводил лекции и занятия весной и летом на открытом воздухе, подобно греческим философам.

Алибера описывают как прирожденного учителя, характеризующегося ясностью, методом и искрой, желанием распространять свои идеи, и доброжелательный к своим молодым студентам. Его лекции были наполнены блестящими метафорами, цитатами из классиков и практичными шутками. Проститутки с сифилитическими высыпаниями были описаны как «молодые жрицы любви, вероломно раненые стрелой Амура», а юноши с язвенным сифилисом были «жертвами укуса уничтожающего волка». Однажды для иллюстрации характер чрезмерного шелушения при листовидной пузырчатке, он собрал коробку полную чешуек и осыпал ими сидящих рядом с ним, к немалой радости сидевших поодаль. Альфред Арди, видный французский дерматолог второй половины XIX века вспоминал: “Мы веселились с Алибером и учились с Биеттом.”

Алибер вызывал пациентов на деревянный помост по имени их недуга: “Выходи, оспенный лишай!”. Такой способ вызывать пациентов едва ли можно назвать уважительным, но при этом Алибер был известен свой щедростью и благожелательностью. Например, он не проходил мимо больных бедняков и отправлял их к себе в больницу в своей карете, если у них были хоть какие-то намеки на высыпания. 

После смерти Людовика XVIII Алибер стал придворным врачом Карла X и получил звание барона. Новые обязанности врача при коронованной особе и частная практика не оставляли достаточного времени для полноценной работы в больнице, поэтому он передал управление клиникой своему лучшему ученику, Лорану-Теодору Биетту. 

Авторитет и уважение, которыми обладал Алибер, нашли отражение в некрологах, вышедших в связи с его смертью не только во Франции, но и в других странах. "Франция понесла большую потерю. Несмотря на свой 70-летний возраст, он сохранял энергию и дух молодого человека. Он никогда не старался выглядеть как все медики во Франции с бледным и худым лицом и сухим обращением, он был полон, румян и весел в разговоре. Он был одним из тех, кого иногда встречаешь, кто умеет вызывать сферу радости и добродушия вокруг. И это отмечали многие его друзья и пациенты."

4.875
Средний рейтинг: 4.9 (голосов: 16 )