Вход в систему

Ещё одни кожные линии

Иллюстрация. ЛангерСказав «А» в предыдущей заметке, было бы крайне не логично не сказать «Б» в следующей. Ведь линии на коже прочертил не только дерматолог Альфред Блашко, но и анатом Карл Лангер. Хотя признание важности открытия этих линий пришло намного позже признания других его работ.  

Карл Лангер родился 1819 года в Вене в чешской семье, где он был старшим из шестнадцати братьев и сестер. Его отец происходил из Эгерланда (Хебско), что расположен на северо-западе современной Чехии. По профессии отец был военным бухгалтером, поэтому семье часто приходилось менять место жительства. Мать Лангера происходила из семьи среднего класса из Пльзена. Когда в 1849 отец умер в Кракове от холеры, Лангер стал главой семьи для братьев и сестер и поддерживал их образование.

Сам Лангер благодаря кочевой жизни семьи успел поучиться в различных учебных учреждениях Пльзена, Йиндржихув-Градца, Жатеца и Праги. В Пражском университете он посвятил 2 года философии, затем в 1836 продолжил обучение на медицинском факультете, где на его развитие повлияли анатом Йозеф Гиртль и физиолог Юлиус Кромбхольц.

В 1838 Лангер отправляется на обучение в Вену, где всего несколько лет спустя в возрасте двадцати четырех лет получает степень доктора медицины, защитив диссертацию «О строении нервов» (1842). Это был первый раз, когда им были продемонстрированы способности к наблюдению и пониманию сложных анатомических взаимосвязей. В этой работе он описал шванновскую оболочку нервного волокна, отделяющую нерв от окружающей эндоневральной соединительной ткани.

Затем он приступил к работе в Анатомическом институте и произвел впечатление на тогдашнего профессора анатомии Йозефа Берреса. Карьера Лангера пошла в гору. 1843 принёс ему должность ассистента кафедры анатомии. В 1847 кафедру анатомии занял уже знакомый по пражскому периоду профессор Гиртль, вторую кафедру анатомии (фактически физиологии) - Йозеф Юлиус Чермак, оказавший большое влияние на Лангера.

В 1849 он успешно прошёл испытание на пост приват-доцента, темой пробной лекции называлась «Об изменении волос у животных и людей». В 1851 он стал профессором зоологии Пештского университета, В 1856-1870 - профессором описательной анатомии в Йозефинуме в Вене. Когда в 1870 Йозефинум был расформирован, он перешёл на новую кафедру анатомии Венского университета. В 1857 он стал членом-корреспондентом Императорской Академии наук, в 1867 – её полноправным членом.

Помимо исследований и преподавания, Лангер также занимался административными делами и политикой. С 1871 по 1874 он был деканом медицинского факультета, в 1875-1876 - ректором Венского университета. Он сыграл ключевую роль в создании нового строгого медицинского регламента, который больше ориентировался на практическую подготовку будущих врачей и вступил в силу 1872. В 1879 он был назначен преемником Карла фон Рокитанского в качестве медицинского советника Министерства культуры и просвещения. Выполняя эту функцию, он поддержал строительство здания анатомического института на Верингер-штрассе. В 1872 Лангер за свою разностороннюю активность получил дворянский титул.

Венский университет в 1892 внёс его имя на почетную доску медицинского факультета, а в 1903 установил его памятник во внутреннем дворе главного здания университета.

Что же касаемо его вклада в дерматологию и хирургию, то 5 статей, посвящённых физическим и механическим свойствам кожи, увидели свет в 1861. В первой из этих статей Лангер сообщает наблюдениях французских хирургов за особенностями расположения ран. Гийом Дюпюитрен в 1834 сообщал, что видел молодого человека, который пытался покончить жизнь самоубийством, ударив себя 3 раза шилом в сердце. Но вместо круглых ран у пациента наблюдались вытянутые.

Дюпюитрен провёл эксперимент на трупах и обнаружил, что круглый инструмент действительно производит линейные дефекты. Он также заметил, что эти дефекты имеют разную ориентацию в разных частях тела. Жозеф Франсуа Мальгэнь подтвердил эти выводы и дополнил своими наблюдениями о различиях в ретракции в зависимости от направления разрезов.

Лангер также решил использовать острые конические шипы для нанесения ран по всему телу на большом количестве трупов разного возраста. Далее он попытался пролить свет на ретракцию раны и натяжение кожи человека, сделав небольшие круглые надрезы по всему телу трупа и задокументировав направления, в которых образовавшиеся раны сужались и расширялись, если вообще расширялись. Вот, что он писал:

«Я начал с предположения, что, если бы дефекты были расположены как можно ближе, они показали бы определенную взаимосвязь в различных частях тела, и можно было бы сгруппировать дефекты в линии и области, расположенные топографически аналогично уже известному рисунку волосков. Эти линии, которые, как было задумано с самого начала, были отражением структуры волокон кожи, дали много неизвестной до сих пор информации не только о структуре кожи, но и о её эластичности и способности к набуханию…

Действительно, первые исследования, предпринятые с этой целью, подтвердили мои предположения, и впоследствии я доказал факты на довольно большой серии трупов разного возраста и разного телосложения.

Для первых опытов я рекомендовал использовать тела с тонкой кожей; трупы толстых детей давали самые красивые и простые результаты, хотя, что касается ориентации их дефектов, они постоянно отличались на многих частях тела от таковых у взрослых. Кожа пожилых людей, кожа, хранящаяся в спирте, и даже кожа, выделенная должным образом, также проявляют изначальные свойства к образованию расщелин и дефектов.

Один маленький кусочек… показал на тонких плоских срезах волокна под сосочками в виде решетки с очень вытянутыми ромбовидными сетками. Волокна также были очень плотно сгруппированы и переплетены в пучки. Все длинные оси решеток имели ту же ориентацию, что и оси ножевых дефектов.

Похоже, что волокна дермы не расположены подобным параллельным образом на всех частях тела, поскольку встречаются места, где линии расщепления пересекаются другими под более или менее прямым углом…».

К сожалению, работа Лангера не была оценена должным образом и была проигнорирована при его жизни. Причиной тому была публикация на классическом научном немецком языке его эпохи с вкраплениями австрийского диалекта, только в 1978 его труд был переведён на английский.

В настоящее время хирургические разрезы не всегда следуют линиям Лангера. Тем не менее, концепция линий натяжения кожи помогла улучшить практику хирургии и судебной медицины, а работа Лангера сыграла важную роль в понимании свойств кожи.

4.2
Средний рейтинг: 4.2 (10 votes)