Вход в систему

Эффект пиццы и феномен Ауспитца

В культурологии существует понятие «эффект пиццы». Суть которого заключается в том, что какое-то явление получает широкое распространение за пределами страны-происхождения, фактически, переживая второе рождение, и становится поводом для гордости у себя на родине. И как не сложно догадаться впервые такое явление было изучено на примере пиццы, получившей известность в США и лишь за тем ставшей символом Италии. В дерматологии есть схожий пример - симптом Ауспица, с которым студенты повсеместно встречаются во время изучения дерматовенерологии. 

Генрих Ауспиц родился в Никольсбурге (Моравия) в районе на границе Австрии и Венгрии. Фамилия «Ауспиц» произошла от название местности, принадлежала старой коренной семьи моравских евреев, и эту фамилию носили служащие и торговцы Австро-Венгерской империи, включая членов парламента. В 1853 году Генрих Ауспиц окончил гимназию и поступил в медицинскую школу Венского университета. Его учителями были терапевты Йозеф Шкода и Иоганн фон Оппольцер, патолог Карл Рокитанский, хирург Франц Шух и дерматолог Фердинанд фон Гебра. В 1858 получил звание доктора медицины в Венском университете.

С 1859 по начало 1864 он работал в нескольких отделениях Общей больницы Вены и, наконец, присоединился к отделению кожи Гебры. Научные интересы Ауспица лежали в области дерматопатологии - он стал учеником Саломона Штрикера, последователя Карла Ведла, и сифилиса - в 1866 Ауспиц публикует работу «Теория сифилитического заражения». В 1869 Ауспиц совместно с Филлипом Йозефом Пиком основал журнал «Архив дерматологии и сифилиса» - первый немецкоязычный журнал по дерматовенерологии. Первый выпуск состоял всего из 4 страниц. В предисловии авторы писали: «И с гордостью мы можем сказать, что дерматология, которая совсем недавно исключалась из медицинских исследований, подобно бедным дерматологическим больным из человеческого общества, развилась сегодня в основательную научную дисциплину». 

В 1872 он возглавил Венскую общую поликлинику – новый вид помощи, в т.ч. и для бедных пациентов. В ходе эпидемии ветряной оспы он успешно занимался просветительской работой и стал пропагандистом массовой вакцинации. За свою активность его наградили почетной «золотой медалью Вены». В 1875 Ауспиц становится экстраординарным профессором дерматовенерологии.

Симптом, носящий его имя, был в действительности первым описан не им, он раньше упоминался у Гебры, Девержи, Уиллана и даже у Даниеля Тёрнера. Ауспиц написал главу «Общая патология и терапия кожи» для «Справочника по кожным заболеваниям кожи» Цимссена, где и описал феномен точечного кровотечения: «Основной процесс в эпидермисе при псориазе... очевидно является аномалией процесса ороговения. Клинически это выражается в образовании скоплений чешуек из сухих, непрозрачных, рваных и слоистых, слегка прилипших масс рогового слоя. В то же время можно легко сделать наблюдение под этими изменениям - легко удаляемый, молодой слой клеток эпидермиса проявляет недостаточную сплоченность, поэтому под этими клетками мы сразу же достигаем слоя.., который позволяет сосудам сосочков просвечиваться и сам легко отделяется, открывая обнаженные кровоточащие сосочковые сосуды.» По причине того, что эта работа была переведена на английский и распространена по миру, клинический феномен остался в памяти студентов и дерматологов за авторством Ауспица. В Вене, например, никто не говорил об этом эпониме до волны англицизмов в австрийской дерматологии.

Такая же история повторилась и с другими терминами в этой работе. Уже непосредственно его новые понятия «акантолиз», «акантома» и «паракератоз» заняли заметные места в дерматопатологии. Следующие строчки впервые содержат описание акантолиза при пузырчатке: «Однако необходимо сделать несколько замечаний, чтобы обосновать описание пузырчатки как акантолиза. Он возникает в коже двумя путями - воспалительным и акантолитическим образованием везикул. Во-первых, постепенно развивающееся изменение эпидермиса, вызванное воспалением кожи, которое приводит к образованию пятен и камер среди эпителиальных клеток в ограниченной области, а также к заполнению этих полостей серозным выпотом... Во-вторых, внезапное разрушение более молодого слоя эпидермиса (шиповатых клеток), которое не связано с типичным воспалительным процессом, а просто случайно или вторично...».

Ауспитц не застал своей всемирной дерматологической славы и последние годы его жизни сложно назвать успешными, скорее они сопровождались аурой трагедии. Он не преуспел в борьбе с Морицем Капоши за кресло Гебры и с Исидором Нейманом за кресло Карла Людвига Зигмунда, также ему не досталось ординарное профессорство по дерматовенрологии. Причиной тому были проблемы в личной жизни и ухудшение здоровья. Только в 1884, когда Герман фон Цайссль ушел на пенсию, он возглавил так называемое, 2-е сифилитическое отделение в Общей больницы Вены. Это было отделение, не входящее в подчинение медицинского университета. Но прогрессирующая болезнь сердца прекратила его жизненный путь уже на следующий год. Новаторские, актуальные и справедливые замечания, которые он предлагал вносить в учение Гебра, сталкивались с методичным и упорным противостоянием со стороны Капоши. Семейная жизнь Ауспица была более чем омрачена смертью жены и сына. 

Капоши вспоминал о нём, как о человеке, который, несмотря на все свои усилия, не мог найти внутреннего покоя, и его жизнь была не только короткой, но и трагичной. Его чешский друг Филипп Пик говорил: «Удары судьбы, которые он не смог преодолеть, сделали, озлобленным и саркастичным». Отчасти его жизнь напоминает жизнь художников, терпевших невзгоды при жизни и ставших известными уже после смерти.

4.789475
Средний рейтинг: 4.8 (19 votes)