Вход в систему

Сменил фамилию — изменил жизнь?

Иллюстрация. Мориц КапошиПервым в ряду учеников Фердинанда Гебра стоит Мориц Кон. Его жизнь - блестящий путь из бедной еврейской семьи Южной Венгрии в кресло заведующего дерматологическим отделением Венской больницы и в сонм членов Венской академии наук. Впрочем, в истории медицины он остался под совершенно другой фамилией, в которой было отражено место его рождения. 

Трудолюбие и честолюбие молодого Морица привело его в столицу Австрийской империи, где в 1861г. закончилось его обучение на медицинском факультете Вены. Затем Кон работал в нескольких отделениях больницы Венского университета: внештатным доцентом в отделении №2 (сифилидология) профессора Карла Людвига Зигмунда в течение 2 лет, где получил звание доцента, и в отделении №1 (дерматология) Фердинанда Гебра, где получил звание доцента и профессора. 

В 1871г. Кон официально изменил свою фамилию - это событие достойно отдельного упоминания, демонстрирующего характер и амбиции молодого дерматовенеролога. В Венском университете было 5 докторов с этой фамилией, один даже имел такое же имя «Мориц», а другой носил имя Мориц Гон. Сам молодой врач объяснял эту смену фамилии следующим: «…имя «Кон» носили сотни людей различных социальных классов и различных профессий; ошибки происходили постоянно, и их число лишь увеличивалось из-за большого количества людей носивших эту фамилию». Стоит отметить, что в то время имя автора никогда не писалось при публикациях научных работ, часто не использовались даже инициалы. Мориц заключил, что его научная работа может быть ошибочно приписана его коллегам с такой же фамилией. Он подробно обосновал, что только это служит причиной смены фамилии. Его стремление к тому, чтобы оставить свой след в медицине демонстрирует тот факт, что в черновиках и статьях он вписывал латинское слово «моё» в новых, описанных им явлениях, как это было, например, с пигментной ксеродермой. Также его перу принадлежат описание красной волчанки, некоторых видов красного плоского лишая, герпетической экземы и сосочкового дерматита головы. 

Ещё одной предпосылкой для смены фамилии стало требование его невесты Марты, дочери Фердинада Гебра, поэтому Кон сменил фамилию и кроме того присоединился к католической церкви. Ходили слухи, что когда Кон спросил своего будущего тестя о приданом, Гебра предложил ему вести 6 пациентов из числа его самых богатых пациентов с трудноизлечимым псориазом.

Фердинанд Гебра умер 5 августа 1880г. и Мориц стал его преемником в отделении. Он конкурировал за пост главы отделения с другими известными учениками Гебра, в том числе со своим шурином Гансом фон Гебра, Изидором Нойманом, Генрихом Ауспицем и Филиппом Йозефом Пиком. Например, Нойман был старше Кона, старательным, самоуверенным, сведущим в дерматопатологии, автором нескольких книг, или, например, Ауспиц, бывшим самым ярким учеником Гебры. Но должно быть честолюбивый дух Морица и родственная связь с дочерью учителя дали ему возможность обойти всех соперников. 

Основатель дерматологической клиники в Бордо, Уиллиам Дюбрейль писал: «В 1886г. я совершил мою первую поездку в Вену, которая была столицей дерматологии, там я встретил Ноймана и Кона, и последний, произвел на меня большое впечатление. Я вручил ему рекомендательное письмо Альфреда Фурнье, которое было принято с большой благосклонностью и расположением. Когда во время первого визита я вошёл в амфитеатр, он начал свой урок на французском языке. После первых фраз я ему сказал, что понимаю немецкий язык и урок продолжился нормально. Это было кокетство полиглота, и я его вновь отчетливо увидел шестью годами позже, когда на Конгрессе в Вене он поприветствовал каждого члена конгресса на его родном языке». В 1892г. в Вене проходил 2-ой международный дерматологический конгресс. Столица Австрии была выбрана не случайно, а по причине успехов её дерматовенерологов, а также это было признанием заслуг Гебра. Мориц был президентом конгресса, очевидно, это была кульминация его карьеры. При всей блистательной карьере Кон имел немало недоброжелателей, которые говорили «что он забрал дочь Гебры, его дом, пост и клиентуру, предоставив остатки своему шурину Гансу Гебра».

В письмах Зигмунда Фрейда есть упоминание о Морице Коне: «Мы были его гостями… Он угощал нас рыбой, мясом, птицей, сыром, пивом, вином, шампанским и сигарами и ни на минуту не переставал говорить, в основном о себе; он предавался воспоминаниям о своей бедной юности, когда одна чашка кофе в день - это все, что ему нужно было для поддержания жизни; он рассказал всю серию счастливых случаев, которым он обязан своим повышением до должности помощника профессора; он был очень доволен своим положение и очень счастлив. Атмосфера была непринужденной, поскольку в характере этого тщеславного и довольно откровенного человека есть аспекты, которые нельзя не уважать, среди них отсутствие каких-либо следов помпезности и чванства, отсутствие стыда за еврейское происхождение. Против него особо нечего сказать, за исключением того, что он, кажется, считает, что так удачливо выполнил свою задачу в жизни. Став профессором, он не сделал достойного вклада, и вместо того, чтобы занять лидирующее положение в своей области, он позволяет всему проходить мимо него и развлекается, взращивая роль мирского, довольно старческого наблюдателя».

Болезнью же, принесшую Морицу всемирную славу и сохранившую его новую фамилию в веках, стала саркома, саркома Капоши. А выбор новой фамилии отражал желание молодого врача иметь уникальную фамилию и демонстрировал связь с местом его рождения г.Капошваром.

4.4
Средний рейтинг: 4.4 (голосов: 15 )