Вход в систему

Зигмунд, но не Фрейд

Иллюстрация. ЗигмундЗигмунд Фрейд, безо всяких сомнений, вписал яркими буквами своё имя и фамилию в историю медицины. Пожалуй, он самый известный и прославленный носитель имени «Зигмунд». Тем не менее, для меня «Зигмунд», и позволю высказать робкое предположение, для прочитавших эту заметку, это ещё и фамилия первого в истории дерматовенерологии профессора сифилидологии, австрийца Карла Людвига Зигмунда.

Карл Людвиг родился в семье евангелического пастора в 1810 в свободном городе Сигишоара, что располагается в Трансильвании. Кстати, Влад Цепеш родом из этого же города. Юный Зигмунд провел детство и школьные годы в родном городе и в столице Трансильвании, Клуж-Напоке. Благодаря пёстрому этническому составу этого региона он стал полиглотом, а благодаря непосредственному знакомству с географическими особенностями приграничного региона, который часто находился на карантине, он стал спустя годы верным кандидатом на должность эксперта санитарного контроля на Австрийско-Османской границе. 

В 1836 он окончил Йозефинум, известную военно-медицинскую академию Вены, получив докторские степени по хирургии и степени магистра в области акушерства и офтальмологии, в 1837 в Пеште получил степень доктора медицины. Его дипломная работа была посвящена бальнеологии («Минеральные источники Фюреда и озера Балатон»), к которой он сохранил тягу на протяжении всей жизни. 

С 1839 он начал работать в Общей больнице Вены в хирургическом отделении с сифилитическими больными. В 1842 Зигмунд был назначен старшим врачом хирургического отделения. Однако работа с больными составляла лишь часть его обязанностей. В 1841-1842 он побывал во Франции, Бельгии и Германии, а в 1843 отправился в Англию, чтобы узнать о системе медицинского образования и способах лечения инфекционных заболеваний. Эта миссия была выполнена по просьбе австрийского правительства. 

Уже тогда он начал изучать проблемы карантинов в Юго-Восточной Европе. В его время между Австрией и Османской империей была граница протяженностью более 1000 миль. Вдоль этой границы сложная система карантина и контроля была создана на протяжении веков. К тому времени контроль стал восприниматься не как помощь, а как препятствие для международной торговли и передвижения людей.

В конце концов, в 1849 Зигмунд был назначен главой комиссии врачей из 3 человек для проверки всех пограничных постов вдоль санитарного кордона и в пределах Османской империи. Это путешествие длилось с февраля по август 1849 и привело Зигмунда в Константинополь, Каир, Иерусалим и Афины. После этого был опубликован подробный отчёт «Карантинная реформа и чумной вопрос», и, наконец, карантин на Балканах был отменён, и движение людей и товаров стало протекать беспрепятственно. По сути, это было достижение Зигмунда.

И именно во время этого путешествия во время остановки в Белграде в старом выпуске «Венской газеты» от марта 1849, он узнал о создании университетской кафедры сифилиса и своём назначении на пост профессора на этой кафедре. В последующие годы Зигмунд продолжал служить в качестве представителя правительства на международных санитарных конференциях

Зигмунд стал первым протестантским профессором в Венском университете. Получив в своё ведение больных сифилисом, Зигмунд потребовал, чтобы его больным были предоставлены те же статус и права, что и остальным пациентам Венской общей больницы. Он требовал создать светлые и просторные комнаты для больных, дневные комнаты для их работы и отдыха, специальные комнаты для лечения, ванные комнаты, подходящие для гидротерапии, а также комнаты для родов беременных с сифилисом и для последующего размещения матери и ребенка. 

Имя Зигмунда неразделимо с лечением сифилитиков втиранием серой ртутной мази. Обычным зрелищем в его отделении было рассаживание пациентов по кругу и последующее втирание ртуной мази в кожу соседа. В результате усилий Зигмунда в Вене было устроено образцовое отделение для сифилитиков, где он ввёл более упрощённые способы лечения. После знакомства с идеями французской школы дерматовенерологии (идеями Филлипа Рикора и Леона Бассеро) он отказался от унитаристкой теории венерических болезней и распространил это на австрийских землях.

Профессиональный рост Зигмунда до академических вершин происходил параллельно с Фердинандом фон Гебра, который в те же годы был профессором и заведовал дерматологическим отделением. В Вене 2 половины одной области медицины длительное время стабильно развивались отдельно друг от друга без зависти или соревнования, что способствовало возвышению Венской школы дерматовенерологии. Впрочем не всегда всё было в их деятельности столь безоблачно: трения и разногласия с высшим административным руководством больницы время от времени мешали Зигмунду и Гебре в их лечебной и образовательной деятельности настолько, что они подумывали об оставлении больницы или о смене должности.

Передача поста заведующего сифилитическим отделением произошла в 1880, преемником стал Изидор Нейман. 14 августа 1880 по случаю своей отставки Зигмунд передал свои книги, инструменты, включая микроскоп, химикаты и другие приспособления для микроскопии, Герману Цейсслю, старшему врачу нового, второго отделения для больных сифилисом.

Деятельность Зигмунда в области общественного здравоохранения была отмечена рыцарством и соответствующим дворянским дополнением к фамилии - «фон Иланор» - по названию фамильного поместья в Венгрии. На его гербе был изображён корабль под парусом и его девиз «per spinas ad rosas» (лат. сквозь шипы к розам), что символизировало его любовь к путешествиям и решимость преодолеть все невзгоды.

Кроме этого, правительства Испании, Франции, Италии, Германии, Турции, Греции, Норвегии, Швеции и Бельгии наградили национальными орденами за его заслуги. Он был полиглотом - к концу жизни свободно говорил не только на своём родном немецком, но и на венгерском, румынском, французском, итальянском, сербо-хорватском, испанском и английском языках.

Ученик Зигмунда, заведующий венской кафедрой дерматовенерологии Эрнст Фингер охарактеризовали своего учителя «как столь же превосходного сифилидолога, как эпидемиолога, как гигиениста и бальнеолога». Также Фингер писал: «Он был человеком добрых манер, остроумным, сообразительным, блестяще одаённым и обладающим замечательной памятью… редкой умственной и физической энергии, рабочей силы и настойчивости, добрым человеком, другом искусства и чрезвычайно милосердным...

Он был отличным учителем, очаровывал слушателя своей живой и остроумной лекцией… Он поддерживал художников, студентов, молодых врачей и целое множество мужчин-инвалидов. Его «подопечные» получали от него регулярную, немаловажную поддержку. Блестящая частная практика и очень простой образ жизни позволили ему следовать этому движению своего сердца».

Одна из дочерей Зигмунда вышла замуж за итальянского профессора и жила в Падуе, где её часто навещал отец. Зимой 1883 Зигмунд умер и был похоронен согласно его просьбе на большом кладбище в Падуе, где и сейчас можно найти его могилу в протестантской части. 

4.5
Средний рейтинг: 4.5 (6 votes)