Вход в систему

Слагаемые успеха: острый ум, острый ланцет и острый язык.

Иллюстрация. РикорФилипп Рикор родился в Балтиморе в семье французов, покинувших родину из-за событий Великой французской революции. Филипп имел все шансы построить карьеру на фармакологическом поприще, а венерология могла лишиться блистательного врача. Но старший брат Филиппа, Жан Баптист, врач и натуралист, помешал этому случиться, забрав младшего брата из-за прилавка аптечной лавки вместе с собой в научную экспедицию. Помощь брата, собранные для Парижской академии наук коллекции и произошедшая Реставрация французской монархии, всё это сделало возможным прибытие Филиппа в Париж, где он начал обучение на врача.

В 1822г. Рикор, пройдя непростой отбор, начал своё обучение хирургии под руководством Гийома Дюпюитрена. Острый на язык Рикор довольно быстро впал в немилость к маститому хирургу. Так, однажды, Дюпюитрен во время утреннего обхода в своей клинике сказал о пациенте, умершем ночью: «Он умер от белой горячки», исказив при этом латынь “delirium tremens”, произнеся на французском “tres-mince” (очень тонкий). «Не такой уж тонкий» - прошептал молодой Филипп. Этот комментарий не прошёл незамеченным, его тут же публично осудил руководитель. Окончательно их рассорил другой случай. Дюпюитрен попросил Рикора провести некоторые библиографические исследования с целью установления его приоритета в хирургической операции. Добросовестный интерн очень качественно изучил материалы и написал работу о том, что операция по поводу искусственного заднего прохода, в авторстве которой хотел утвердиться французский хирург, уже была проведена американским хирургом несколько лет назад. Не ограничившись изложением обнаруженного факта, Рикор также написал в своём докладе знаменитое латинское выражение «Amicus Plato, sed magis amica veritas». Дюпюитрен был в ярости и выгнал молодого врача, добавив, что его таланты больше подходят для водевиля, чем для медицины. Истина истиной, но Рикору все-таки нужно было заканчивать обучение. Филипп направил свой взор в сторону клиники другого видного французского хирурга Жака Лисфранка, соперника Дюпюитрена. Ссора молодого врача с Дюпюитреном (“большим мясником”, как вежливо именовал его Лисфранк) была достаточной, чтобы Рикору тут же было предоставлено место для окончания учёбы. 

Спустя несколько лет после окончания специализации по хирургии Рикор получил место главного хирурга в южной больнице (Hôpital du Midi), где лечились больные сифилисом. У него не было опыта в венерологии, в которой на тот момент царила неразбериха, но он решил тщательно анализировать увиденное и быть открытым новым идеям. Наблюдение в больнице за больными обоих полов, последовавшие затем экспериментальные исследования по заражению (он проводил их на уже больных, выполнив около 700 прививок гонореи, мягкой язвы и сифилиса) путём внесения возможного заразного материала через разрезы кожи, сделанные ланцетом, и последующее тщательное изучение результатов позволили Рикору раз и навсегда разрешить многие спорные вопросы венерических болезней. Помимо заслуг, которые вознесли его на вершину венерологии XIX века, в истории остались и его ироничные высказывания. «Господа, сифилис - это болезнь, которую можно изучить, но нельзя искоренить.» «Аденопатия следует за шанкром, как тень следует человеком.» Заслуживает упоминание его инструкция о том, как заболеть гонореей: «Выберите женщину с бледным лимфатическим темпераментом - предпочтительно блондинку и чем светлее, тем лучше. Сходите с ней на ужин, закажите устрицы и не забудьте про спаржу. Много пейте: белые вина, шампанское, кофе, ликеры - подойдут лучше всего. После ужина потанцуйте с ней. Вечер нужно провести в теплом помещении, а жажду утолять большим количеством пива. Ночью же доблестно сыграйте свою роль - по крайней мере, два или три раза, но чем больше, тем лучше. На следующее утро примите горячую ванну... если после всего этого, вы не заболеете гонореей, это будет чудом.»

Рикор был удостоен множества наград за свои научные успехи, создание новых хирургических инструментов, участие в военных действиях в качестве врача, а часть наград находили его после, очевидно, удачного лечения сильных мира сего. И все эти награды Рикор не стеснялся носить. Когда королева Виктория посетила Париж в 1855 году и увидела его на приёме в первых рядах Национальной гвардии, она спросила, кто этот выдающийся фельдмаршал, который участвовал во многих кампаниях. Рикор был одним из известных членов высшего общества французской столицы. Памятна его встреча с М.Кремье, тогдашним министром финансов. Они встретились на костюмированном балу, но оба пришли в обычной вечерней одежде. «Вы должны были одеться Плутосом (бог богатства)» - сказал Рикор министру. Министр ответил: «А Вы должны были прийти в костюме Меркурия (бог прибыли, символом которого является ртуть)».

Очарование и харизма Рикора распространялись также на его студентов и пациентов. Английский венеролог Уильям Актон посетил южную больницу в 1850 году. Хотя это был Пасхальный понедельник, он был удивлен, обнаружив в палатах Рикора: «Дружеским и даже братским чувством, наблюдаемым у Рикора по отношению пациентам, редко злоупотребляли. Он смеялся над пациентом или вместе с ним, высмеивал воображаемые страхи. Студенты участвовали в этом веселье, пациенты улыбались… Но лишь только пациент не следовал установленному порядку, лёгкая ирония уступала публичному предупреждению, которое служило предупреждением для пациентов всей палаты. Не удивительно, что все одинаково уважали доброту и талант профессора». 

Рабочий день Рикора начинался в первой половине дня с приёмов в своём роскошном особняке, прерываемых на посещение клиники и пациентов на дому, последние же пациенты уходили от Рикора уже поздно ночью. Рикор проработал много лет в больнице, но и после выхода на пенсию он не бросил свою практику, продолжая консультировать до последних дней.

4.82353
Средний рейтинг: 4.8 (голосов: 17 )