Вход в систему

Скульптор

ИллюстрацияО нём говорили, что ему под силу рассказать о вашем нравственном характере, размере вашего годового дохода и о том, что вы съели на завтрак, посмотрев на корень одного из ваших волос. Этим проницательным человеком был Раймон Жак Адриен Сабуро, уроженец французского Нанта. Он начал своё медицинское образование в родном городе, но, как многие студенты того времени, отправился за передовыми знаниями в Париж. В 1889 г., ещё будучи студентом, он выбрал дерматологию своей будущей специальностью. Окончив череду стажировок в парижских больницах, он стал интерном у Эмиля Видаля и во время интернатуры в 1890 г. поступил на курс бактериологии в Институт Пастера. В то время Луи Пастер был ещё жив, но по сравнению с прежними годами, уже мало участвовал в жизни института.

Настоящими учителями Раймона были Эмиль Ру и Илья Мечников. В 1891 г. он начал работать в больнице св.Антуана, где воодушевлённый Ру создал собственную скромную бактериологическую лабораторию, в которой, среди прочего, искал бактерию, вызывающую сифилис.

В 1892 г. Сабуро стал интерном у Эрнеста Бенье, а в 1894 г. ему была присуждена докторская степень за выполненные под руководством известного дерматолога исследования. С 1884 по 1897 гг. Раймон был начальником лаборатории Альфреда Фурнье в больнице св.Людовика. Хотя дальнейшие успехи Сабуро на научном поприще связаны с работой в лабораториях, это совершенно не противоречило тому, что он был также экспертом в клинической диагностике дерматозов - ведь у ученика Видаля и Бенье иначе и быть не могло. Он вспоминал: «Я узнал от Видала об абсолютной необходимости диагностики только посредством клинического осмотра, в которой он был мастером. Мы называли его диагностику «телескопической», потому что он мог во многих случаях поставить диагноз, осмотрев пациента с расстояния в три метра». 

В 1897г. Парижская администрация назначила Сабуро руководителем недавно созданной муниципальной лаборатории по изучению трихофитозов. Создав эту лабораторию для молодого дерматолога, чьё имя уже было известно, Париж сослужил науке хорошую службу, а результаты не заставили себя долго ждать. Именно в этом учреждении и в больнице св.Людовика он проводил свою исследовательскую работу, которая с поразительной быстротой прояснила большую часть этиологии, патологии, паразитологии и лечения грибковых заболеваний. Применение культуральных методов для изучения грибков сразу же дало ему большое количество новой информации. Через несколько лет он представил 50 видов грибков, вызывающих кожные заболевания, и разработал агары для культивирования и наблюдения за этими грибами. В своих обширных исследованиях роли грибков при кожных заболеваниях Сабуро возродил и расширил открытия французского врача австрийского происхождения Давида Груби. 

В 1897г. городской совет Парижа назначил его главой школы при больнице св.Людовика. Эта школа была создана для обучения детей, пораженных грибковыми инфекциями. Там Сабуро разработал рентгеновский аппарат, который использовался для удаления волос с пораженных участков кожи, что значительно сократило время лечения. Затем вместе с Анри Нуаре разработал методику контроля количества радиации, что в свою очередь позволило безопасно применять радиологическое лечение при стригущем лишае. И если ранее детей приходилось размещать и обучать в больнице до подросткового возраста, то с этого момента число детей резко сократилось и целые палаты стояли пустыми. 

В последующие годы Сабуро не ограничивался изучением только грибов: он интересовался всем многообразием кожной микрофлоры и сделал значимые открытия роли микроорганизмов при себорее, импетиго, акне, экземе. Захваченный исследовательской работой, он не пошёл путём, который ведёт к официальной должности врача в больнице или профессора факультета. В своём академическом пути он остановился после того, как закончил интернатуру у Бенье. Тем не менее его «клиника лысых голов» привлекала врачей со всего мира; его регулярно приглашали читать лекции по грибам в Институте Пастера; ни одна работа того времени по микологии не могла считаться завершенной без ссылки на его работы. Венцом его дидактической деятельности была 1000-страничная книга «Лишаи» («Les Teignes»), вышедшая в Париже в 1910 г. 

Чтобы понять, чего достиг Сабуро, нужно учитывать, что во время, когда он только начал свою работу, французская дерматология, ещё находилась в тумане диатезов и дискразий. Яркий свет его работ способствовал рассеиванию этого тумана. При этом Сабуро со своей пресловутой скромностью приписывал все свои выдающиеся успехи в микологии только своей трудоспособности. В своём прощальном обращении на научном юбилее в 1929г. он заявил: «Правда то, что я работал всю свою жизнь. Я всегда считал себя инструментом, который я использовал как мог, но это не повод прославлять себя: одни люди рождаются работниками равно как другие рождаются ленивыми. Человек делает то, что он рождён делать, потому что он не может действовать иначе. Если я работал, то только потому, что я никогда не знал, как отдыхать. Я не Клод Бернар и не Луи Пастер. Я не был достаточно велик, чтобы указывать новые пути для будущих поколений. Я был простым рабочим на пути, который судьба уготовила мне». 

Будучи сыном художника, он пронёс через свою жизнь любовь к искусству. Талантливый исследователь, он также был художником, музыкантом и скульптором. Как скульптор он обладал большим талантом, а бюсты, которые он выточил, образовали обширную коллекцию. Примечательно, что ряд бюстов врачей в музее больницы св.Людовика, принадлежат именно руке Сабуро. У него была небольшая студия над его консультационной комнатой, в которой он принимал гостей, не расставаясь с долотом в руке. Мало что интересовало его больше, кроме попыток выразить в мраморе какую-то характерную черту, которую он различил в чьём-то лице. По воспоминанием современников в свои последние годы он не растратил юношеского запала и энергии. До последних дней он одаривал своих многочисленных студентов со всех стран остроумием и элегантными и простыми разговорами о медицине, истории и искусству.

4.30769
Средний рейтинг: 4.3 (13 votes)