Вход в систему

О химиотерапии

ИллюстрацияБудучи студентом 3-го курса, я начал свою карьеру среднего медработника в отделении химиотерапии Красноярского онкодиспансера. Трудоустройство пролоббировал мой близкий друг Игорь. Он работал там уже несколько месяцев, был на хорошем счету, а меня заверил в том, что более спокойной работы в диспансере не найти. Это же не хирургия. К тому же, утренняя каша в больничной столовой с успехом покрывала энергозатраты, связанные с учебой. Лечебный процесс в отделении был четким и адресным. Опухоли – циклофосфан, доксорубицин; лейкопения – метилурацил, пентоксил; тошнота, рвота – церукал; выпадение волос – время.

Конечно, анагеновая алопеция, возникающая вследствие повреждения волосяного фолликула противоопухолевым препаратом, не является угрожающим жизни состоянием. В большинстве случаев рост волос возобновляется в течение нескольких недель. Но мне всегда было непросто наблюдать за стремительно лысеющими пациентами. Трудно представить, какой психологической травмой была развивающаяся алопеция для самих больных.

Для профилактики выпадения волос во время сеанса химиотерапии в настоящее время предлагаются специальные системы охлаждения кожи волосистой части головы. Сдавливание манжетой и одновременная гипотермия снижают приток крови к коже скальпа и, как следствие, блокируют нежелательную доставку химиотерапевтического агента к волосяным луковицам. Это позволяет существенно уменьшить риск и тяжесть вызванного противоопухолевым лечением облысения.

Ладонно-подошвенный синдром (HFS) – еще один побочный эффект химиотерапии. Как классическими цитостатиками, так и недавно вошедшими в практику мультикиназными ингибиторами. HFS характеризуется развитием акральной эритемы/ладонно-подошвенной эритродизэстезии. В тяжелых случаях возможно появление трещин, пузырей, язв, выраженной десквамации. Для предупреждения HFS ,наряду с уже известным нам методом гипотермии, нашел применение бримонидин-гель. Его вазоконстрикторный эффект стал полезен не только в лечении розацеа.

После пары лет работы в онкодиспансере  по моей инициативе и в погоне за длинным рублем мы с Игорем заняли вакансии ночных сторожей в совместном российско-словенском предприятии. Глядя на скучающих людей в униформе и с рациями за окнами ювелирных магазинов, я ловлю себя на радостной мысли о том, что мы с моим студенческим другом не стали профессиональными охранниками.

4
Средний рейтинг: 4 (голосов: 11 )