Вход в систему

О фронтальной фиброзирующей алопеции

ИллюстрацияО фронтальной фиброзирующей алопеции (ФФА) сейчас очень много пишут. Любой уважающий себя дерматолог с мировым именем уже высказался (или выскажется в ближайшее время?) по поводу этого редкого заболевания. Честно говоря, мне не совсем понятен весь этот ажиотаж. Возможно, это связано с ростом заболеваемости ФФА. Буду пока констатировать факты, опубликованные в недавних статьях, без всяких комментариев.

ФФА рассматривается в настоящее время как первичная лимфоцитарная рубцовая алопеция с типичным поражением кожи преимущественно в области границ роста волос в лобно-височных зонах. Гистологическая картина заболевания схожа с lichen planopilaris. Основными теориями патогенеза ФФА являются иммунологическая (аутоиммунная реакция против фолликулярных антигенов) и гормональная, которая подтверждается развитием заболевания преимущественно в постменопаузу. Мнение об этиологической  роли применения косметических продуктов (фотозащитных средств, эмолиентов) вызывает все больший скепсис (doi: 10.1111/jdv.15735).

Коллеги из Калифорнии, Christine Pham et al.,проведя статистический анализ двух групп пациентов с ФФА и с андрогенетической алопецией, пришли к заключению, что больные с ФФА значительно чаще прибегали в прошлом к различным процедурам на лице, включая реконструктивные операции, блефаропластику, ритидэктомию (по материалам Конгресса AAD, 2019).

E. Peterson и соавт. проанализировали 7 случаев развития ФФА у мужчин. К особенностям этого заболевания у представителей мужского пола, в сравнении с женщинами, следует отнести более ранний дебют, поражение волос зоны бороды/усов, более частое сочетание с андрогенетической алопецией и присутствие фациальных папул, а также менее тяжелое вовлечение в патологический процесс бровей (doi: 10.1111/jdv.15971).

Интересная работа была выполнена Isabella Doshe et al. (doi: 10.1111/exd.13834). Ученые проводили гистологическое исследование биоптатов как из пораженных ФФА зон, так и из удаленных от них, видимо не измененных, участков кожи волосистой части головы.  Выяснилось, что характерное перифолликулярное воспаление определялось в 65% образцов, взятых из “здоровых” областей. В связи с результатами исследования, авторы статьи предлагают как можно раньше начинать системную терапию, не ограничиваясь исключительно местным лечением пораженной кожи.

Известный американский трихолог Jerry Shapiro  в соавторстве с Anthony Ho, делая обзор современных методов лечения ФФА, предлагает свой алгоритм (doi.org/10.1016/j.jaad.2019.03.079). В случае медленного прогрессирования заболевания (< 1 см от линии роста волос), делается акцент на местном лечении: комбинации топического такролимуса, раствора клобетазола и 5% миноксидила и внутриочаговом введении триамцинолона из расчета 2,5 мг/мл  ежемесячно. При быстром развитии процесса коллеги назначают пероральный преднизолон 40 мг/сутки в течение 1 недели с последующим снижением дозы на 5 мг каждую неделю. Это сочетается с уже предложенной комбинацией местных средств лечения и с ингибиторами 5-альфа редуктазы. При отсутствии эффекта – гидроксихлорохин 200 мг дважды в сутки, доксициклин.

Изучая литературу по ФФА, я пришел к выводу о том, что по этому вопросу многие сведения нередко носят разрозненный и противоречивый характер. Думаю, нам всем вместе нужно выработать единый алгоритм действий по данному, ставшему популярным в последнее время, заболеванию.

 

4.5
Средний рейтинг: 4.5 (22 votes)