Вход в систему

Мир психодерматологии

ИллюстрацияМоя первая встреча с удивительным миром психодерматологии произошла на казавшемся мне тогда высоким крыльце Красноярского ККВД. Ко мне, врачу-интерну, одиноко стоящему у входа в диспансер, подошел средних лет мужчина. В поисках лаборатории он остановился и рассказал мне историю о клещах, обитающих в его коже, многократных безуспешных визитах к врачам, продемонстрировал предназначенные для исследования тщательно упакованные в бумагу чешуйки кожи, корочки и волосы из очагов и, размотав рукава рубашки, продемонстрировал экскориации на коже предплечий. Чуть позже, анализируя этот разговор и перебирая в голове возможные диагнозы, у меня возникла мысль о психогенной природе состояния моего случайного пациента.

Другого больного привезли родственники. Это был молодой мужчина, проживающий на отдаленном хуторе. Снимая кожу, он в полном смысле слова препарировал свои мышцы и сухожилия в области локтевых и лучезапястных суставов. Как следствие, процесс усугублялся рубцовыми изменениями и развитием контрактур. Переломить ситуацию тогда мне помогли психиатр, принимающий в кабинете напротив и назначивший пациенту антидепрессант, и дядя больного, согласившийся переехать к нему в дом с целью контроля приема лекарств и наложения повязок для предотвращения дальнейшего самоповреждения.

Случай помог разобраться с пациенткой, по профессии библиотекарем, с длинным и запутанным анамнезом, направленной ко мне с диагнозом геморрагический васкулит. Все клинические анализы, включая гемостазиограммы, на протяжении всего времени заболевания были в пределах нормы. Я обратил внимание на сочетание элементов пурпуры, представленных у данной пациентки на коже живота, рук и ног, с однотипными эрозиями и корочками необычной формы на коже голеней. При расставании по окончанию ее первого визита она случайно выронила сумочку и из раскрытой косметички наряду с помадой и проч. высыпались разного размера ложки со слегка заостренными гранями. Поднимая ложки и прикладывая их к элементам сыпи, я обнаружил полное их совпадение по размерам и контурам.

Еще одну запомнившуюся пациентку я посещал у нее на дому. Это была пожилая женщина, совершенно лишенная волос на голове. Она сбривала волосы и ежедневно протирала кожу головы мякотью груши для борьбы с поразившими ее насекомыми. Это были длительные беседы. “Опытная” пациентка всячески провоцировала меня, ожидая, что я назову ее психически больной. В этом случае она “со спокойной совестью” отказалась бы от моих услуг. С великим трудом удалось убедить ее, что среди побочных эффектов назначаемого ей оланзапина -- воздействие на клещей, обитающих в ее коже.

Основываясь на своем опыте работы с больными с психо-кожными заболеваниями, я хотел бы посоветовать:

  • никогда не говорить в присутствии больного об истинной природе его заболевания
  • активно контактировать с близкими людьми пациента, которые могут помочь в организации лечебного процесса
  • избавиться от предубеждения, что антидепрессанты и антипсихотики могут и умеют назначать только психиатры.

Как правило, путь таких пациентов к психиатру очень долог и тернист.

Удачи Вам и терпения в ведении этих непростых пациентов!

4.727275
Средний рейтинг: 4.7 (22 votes)