Вход в систему

Лаборант

Иллюстрация. ВассерманАвгуст Пауль фон Вассерманн родился в Бамберге в семье баварского придворного банкира, поэтому он имел возможность учиться в различных учебных заведениях и заниматься наукой, не беспокоясь за источник дохода. Он изучал медицину в университетах Эрлангена, Вены и Мюнхена, а степень доктора медицины получил в Страсбурге. В 1891 году он начал работать в научном и в клиническом отделениях  недавно созданного Института инфекционных болезней, возглавляемого Робертом Кохом, в качестве ассистента-волонтёра. В 1893 году он стал временным ассистентом, назначенным для решения проблем, связанных с холерой и дифтерии, в Штеглице. Затем Вассерманн вернулся в институт Коха в качестве старшего врача клинического отделения и вновь на безвозмездной основе, в 1902 году он стал заведующим этого отделения. В 1906 году он стал директором отдела экспериментальной терапии и исследований сыворотки Института инфекционных болезней, в том же году увидела свет его статья «Серодиагностическая реакция при сифилисе». 

Открытию этой реакции способствовали многочисленные успехи бактериологии на конца XIX - начала XX вв. Наиболее значительный вклад внесли английские, французские, австрийские и немецкие ученые. Так в 1889 году Ганс Бухнер обнаружил комплемент; в 1899 году Жюль Борде со своим помощником (и зятем) Октавом Жангу продемонстрировали, что комплемент может вызывать иммунный гемолиз эритроцитов; в 1903г. Илья Ильич Мечников и Пьер Ру вызвали экспериментальный сифилис у обезьян; в 1905г. Фриц Шаудин и Эрик Гофман обнаружили бледную трепонему; Пауль Эрлих предложил первую химическую интерпретацию иммунологических реакций. Вассерманн приписал разработку своего теста выводам Борде и Жангу и теоретической гипотезе образования антител, предложенной Эрлихом. 

Существует 2 исторические версии открытия первой диагностической реакции для выявления сифилиса. В 1906г. Нейссер возвращался с Явы и заехал в Берлин для встречи со своим старым другом, Вассерманом. Вассерман использовал реакцию связывания комплемента с целью выявления туберкулина в туберкулёзной ткани. Найссер предположил, что данный тест может быть возможен и при сифилисе. Хотя он не мог получить экстракт трепонем для использования их в качестве антигена, он предложил печень инфицированного плода и тестовую и контрольную сыворотки своих обезьян. Данная версия отличается от изложения событий Вассерманом. Хотя Нейссер высказывал неудовлетворение текущим состоянием серологии сифилиса, именно Вассерман предложил идею изменения реакции связывания комплемента.

Предполагая такую вероятность, Нейссер согласился с началом исследований. Ассистенты Вассермана и Нейссера, Брук и Шухт, подготовили материал и провели тесты, которые оказались удачными с сывороткой обезьян. В своих первых статьях авторы говорили: «Практическая важность этих находок очевидна... это должно иметь великую диагностическую и лечебную важность, так как она демонстрирует сифилитический материал или антитела в циркулирующей крови сифилитиков». Брук позже публично жаловался, что Вассерман получил славу от работы, хотя сам он сделал большинство исследований. Роль Нейссера в этих исследованиях кажется второстепенной, но в поздние годы он часто получал публичные благодарности от Шаудина, Мечникова, Ру, Вассермана и Брука. Помимо облегчения диагностики сифилиса, реакция выявила некоторые недоказанные связи между заболеваниями. Например, в 1906 году Вассерманн вместе с Феликсом Плаутом выявили, что при прогрессирующем параличе реакция положительна при исследовании ликвора. В дальнейшем реакция также применялась с целью оценки эффективности лечения. 

Недоброжелатели считали, что для Вассерманна исследования были не чем иным, как хобби, ведь ему не нужно было зарабатывать на жизнь. Утверждали, что он был сутулым и горбатым, хотя он был лишь маленького роста. Также говорилось, что его теоретические знания были довольно посредственными и что их практическое применение также было не таким уж и хорошим, что ряд рабочих-кули (империалистическая неполиткорректность начала XX века) от науки работали за него в лаборатории. В свою очередь его соратники отмечали его уместную импульсивность, превосходные ораторские способности, открытое и понятное изложение научных выводов. У него была выдающаяся способность делать сложные теоретические проблемы понятными для непосвященных. Он часто читал лекции на еженедельных сессиях Берлинского медицинского общества и охотно принимал приглашения выступить перед местными группами и на международных конгрессахи. Он увлекался сравнениями и постоянно придумывал новые образы в своих лекциях. Например, в последнее 10-летие своей научной деятельности он стремился найти «железнодорожные пути» в организме, которые могли бы дать ключ к терапии рака, по которым можно было бы запустить определенный «локомотив». Современники вспоминали, что Вассерман всегда был любезным и добрым в самых разных ситуациях. В истории сохранилось упоминание о том, что он иногда характеризовал себя как «лаборанта».

Во время Первой мировой войны исследования Вассермана сначала были значительно сокращены и затем окончательно приостановлены. Будучи гигиенистом и бактериологом в звании бригадного генерала в медицинском корпусе, он контролировал эпидемический контроль на Восточном фронте. Впоследствии он был назначен директором Управления гигиены и бактериологии военного министерства Пруссии. После окончания военных действий он вернулся к плодотворной научной и административной деятельности, которой занимался до самых последних дней. Среди его многочисленных научных наград были ордена и награды из Пруссии, Бельгии, Японии, Румынии, Испании и Турции. Однако он никогда не был назначен на кафедру на престижном берлинском факультете и никогда не был удостоен Нобелевской премии, на которую, как говорят, он был претендентом.

4.6
Средний рейтинг: 4.6 (10 votes)