Вход в систему

Новости дерматологии

Экспрессия IL-36α и IL-36γ при дифференциальной диагностике ладонно-подошвенного псориаза и ладонно-подошвенной экземы

Диагностика гиперкератотических поражений ладоней и подошв часто является сложной задачей как для клиницистов, так и для патологоанатомов. Псориаз и экзема представляют собой воспалительные кожные заболевания, которые часто поражают ладонно-подошвенную область и могут вызвать диагностические трудности для обеих специальностей. Хотя пустулезные варианты заболеваний можно легко различить, но отличить гиперкератотические формы псориаза и экземы бывает довольно проблематично. Паракератоз, псориазоформная эпидермальная гиперплазия и спонгиоз являются общими гистопатологическими признаками обоих заболеваний; поэтому гистопатологическая картина не всегда может быть однозначной. Хотя клинические и гистопатологические признаки могут быть почти идентичными, иммуные механизмы псориаза и экземы существенно различаются, так, например, интерлейкин (IL)-36 играет важную роль в патогенезе псориаза. В Турции провели ретроспективную повторную оценку окрашенных гематоксилином-эозином биоптатов 30 пациентов с клинически диагностированным ладонно-подошвенным псориазом (П) и 30 пациентов с ладонно-подошвенной экземой (Э), а затем выполнили иммуногистохимическое исследование (ИГХ) IL-36α и IL-36γ. Среди гистопатологических признаков истончение эпидермальных гребней и вертикальное чередование участков паракератоза и ортокератоза имели наибольшую положительную прогностическую ценность при диагностике П (72,7% и 69,3% соответственно). При ИГХ у пациентов с П преимущественно наблюдалась диффузная или очаговая сильная экспрессия IL-36α и IL-36γ в верхних слоях эпидермиса (86,7% и 83,3% соответственно). При сравнении средних показателей экспрессии IL-36α и IL-36γ наблюдалось их значительно различие при П и Э. Среди всех гистопатологических и иммуногистохимических признаков диффузная сильная экспрессия IL-36α и IL-36γ имела самую высокую прогностическую ценность в пользу диагноза П (75% и 76,7% соответственно). Авторы полагают, что ИГХ IL-36α и IL-36γ может быть использована для дифференциальной диагностики П и Э.

4.75
Средний рейтинг: 4.8 (8 votes)

Ответ на системную терапию гранулематозного хейлита: ретроспективное многоцентровое исследование 61 пациента

Гранулематозный хейлит (ГХ) является редким заболеванием и может быть первичным (макрохейлит Мишера, синдром Мелькерссона-Розенталя) или ассоциированным с системным гранулематозом. Поскольку внутриочаговые или системные кортикостероиды имеют ограничения при длительном лечении, то для лечения ГХ предлагаются различные системные методы лечения. Во Франции провели ретроспективное исследование лечебных подходов при этой редкой патологии. Исследование включало 61 пациента (средний возраст 45,0 лет; 41 женщина) с первичным ГХ (38 пациентов с хейлитом Мишера и 9 с синдромом Мелькерссона-Розенталя) или вторичным ГХ (10 пациентов с болезнью Крона и 4 с саркоидозом), получавших системное лечение в период с 1995 по 2019. Пациенты получали 1 (n=23; 67,6%), 2 (n=19; 31,2%) или 3 или более (n=19; 31,2%) подхода системной терапии (медиана продолжительности 6,0 месяцев), всего было проведено 136 циклов различного лечения. Ответ на лечение оценивали следующим образом: полный ответ (ПО), частичный ответ (ЧО) или отсутствие ответа (ОО). Из 136 циклов лечения в 100 случаях наблюдался ПО или ЧО (73,5%), в том числе ПО в 35 случаях (23,5%). Средняя продолжительность ответа составила 7 месяцев. Доля ответа (ПО или ЧО) была выше при комбинированной терапии по сравнению с однокомпонентной терапией, но доля ПО или частоты рецидивов не отличалась между группами. Частота ответа и частота полного ответа не отличались между антибактериальными препаратами (66,7% и 22,2%), иммуномодулирующими и/или иммунодепрессантами (71,4% и 23,8%) или биологическими препаратами (75,0% и 25,0%). Доля ответов (77,5% против 63,2%) и ПО (24,5% против 21,0%) не отличались между первичным и вторичным ГХ. Клофазимин обеспечил самый высокий ПО, тогда как соотношение польза/риск иммуносупрессивных препаратов было сомнительным, т.е. они были связаны только с частичным и преходящим ответом. Талидомид по данным исследования оказался более эффективным, чем иммунодепрессанты, тогда как антагонисты а-ФНО вызывали ответ почти во всех ситуациях. В конце своей статьи авторы предлагают своё видение схемы лечения первичного ГХ: препарат первой линии - клофазимин (100-200 мг/день), препарат второй линии - доксициклин (100-200 мг/день) или колхицин (1мг/день), препарат третьей линии - талидомид (100-200 мг/день) или ингибиторы а-ФНО (инфликсимаб, адалимумаб). Курсы внутриочаговых или системных стероидов стоит рассматривать лишь в составе комбинированной терапии при частичном ответе.

5
Средний рейтинг: 5 (6 votes)

Связь использования спиронолактона с риском развития рака

Спиронолактон является калийсберегающим диуретиком, который также оказывает антагонистическое действие на рецепторы андрогенов и прогестерона. Он одобрен для лечения сердечной недостаточности, отеков и асцита, гипертонии и первичного гиперальдостеронизма. Кроме того, спиронолактон часто используется не по прямому назначению для лечения акне, гидраденита, андрогенетической алопеции и гирсутизма из-за его антиандрогенных свойств. В частности, для женщин с акне спиронолактон показал себя как эффективный вариант, который может уменьшить дозу и длительность лечения пероральными антибиотиками. Спиронолактон также часто используется в лечебных схемах у трансгендеров. В свое время FDA вынесла предупреждение спиронолактону относительно его возможной канцерогенности. Это связано с тем, что при исследованиях на животных и использованием доз в 150 раз превышающих дозы для человека, были обнаруженных аденомы печени, яичек и молочной железы. В США провели анализ 7 обсервационных исследований по данной теме. Общее количество пациентов составило 4 528 332. При первичном анализе статистически значимой связи между применением спиронолактона и раком молочной железы, яичников, мочевого пузыря, почек, желудка или пищевода выявлено не было. При детальном анализе наблюдалось снижение риска развития рака предстательной железы. Это открытие согласуется с гипотезой о том, что антиандрогенные свойства спиронолактона могут защищать от рака предстательной железы. В этой связи он также может быть потенциальным объектом будущих исследований в отношении первичной профилактики и лечения рака предстательной железы. Для пациентов с акне спиронолактон представляет собой важную альтернативу пероральным антибиотикам. Особенно с учетом того, что использование пероральных антибиотиков может быть связано с повышенным риском рака молочной железы и толстого кишечника.

4.88889
Средний рейтинг: 4.9 (9 votes)

Канцерогенные эффекты длительной ежедневной низкоэмиссионной фототерапии при псориазе

Ультрафиолетовая (УФ) терапия или фототерапия является широко используемым методом лечения псориаза. Хотя лечение УФ оказалось очень эффективным, были высказаны опасения по поводу безопасности УФ-процедур, когда было показано, что псорален+УФ-А (ПУВА) является канцерогенным. Так пациенты, прошедшие курс ПУВА, имеют повышенный риск развития актинического кератоза и плоскоклеточного рака. Фототерапия низкими дозами была описана при нескольких состояниях кожи и с несколькими модальностями УФ, такими как NB-UVB, UVA1 и BB-UVB. В большинстве исследований сообщалось о положительных результатах с точки зрения эффективности. Однако определение «низкой дозы» в этих исследованиях сильно различалось. Эта проблема была решена в ходе клинических испытаний в 2013 с использованием установки для фототерапии для лечения в домашних условиях с фиксированной дозой УФ-А и УФ-В. В Нидерландах провели исследование по оценке возможных канцерогенных рисков длительной фототерапии низкими дозами. В исследование включили 3 группы больных псориазом: 1) ежедневная низкодозная (низкоэмиссионная) фототерапия сроком более 18 месяцев (n=39); 2) пациенты без лечения или с местным лечением кожных высыпаний (n=15); 3) стационарное лечение NB-UVB не менее 1 мес. (n=8). Пациентов подвергали визуальному осмотру на наличие признаков фотостарения, а в биоптатах кожи измеряли p53, циклобутан-пиримидиновые димеры (CPD) и фосфорилированный гистон H2AX (γH2AX). В биоптатах кожи наблюдалась четкая разница в доле клеток с p53 в разных группах: в группе с низкодозным УФ процент p53-позитивных клеток был значительно ниже, чем в группе NB-UVB. Группа, использующая только местную терапию, также имела значительно более низкий процент p53-позитивных клеток по сравнению с NB-UVB. В отношение CPD между группами также была выявлена разница: группа низкодозового УФ показала меньшее количество CPD, чем в группах NB-UVB и местной терапии. Уровни γH2AX в 3 группах не демонстрировали существенной разницы. Визуальный осмотр кожи не выявил различий в признаках фотостарения в трех группах. Эти данные свидетельствуют о том, что длительное применение низкодозной фототерапии в течение не менее 18 месяцев не более вредно для пациентов с псориазом, чем лечение NB-UVB.

4
Средний рейтинг: 4 (8 votes)

Рандомизированное, многоцентровое, двойное слепое исследование 3 фазы по оценке безопасности упадацитиниба (Rising Up)

Упадацитиниб - пероральный ингибитор янус-киназы (JAK) с большей ингибирующей активностью в отношении JAK1, чем в отношении JAK2, JAK3 или тирозинкиназы, использующийся для лечения пациентов с ревматоидным артритом, в настоящее время испытывается для лечения атопического дерматита (АтД). В Японии проводят исследование 3 фазы (Rising Up) сочетания упадацитиниба и топических кортикостероидов (ТКС) у японских подростков и взрослых со среднетяжелой или тяжелой формой АтД, у которых местное лечение было недостаточным. К критериям включения относились подростки (в возрасте 12-17 лет, вес ≥40 кг) или взрослые (в возрасте 18-75 лет), у которых наблюдался АтД средней и тяжелой степени в течение 3 лет и более с задокументированной историей недостаточного ответа на местное или системное лечение в течение 6 месяцев. Пациенты на время исследования прекращали местное лечение АтД, кроме увлажняющих средств, системную иммуномодулирующую терапию, фототерапию, пероральные или парентеральные традиционные китайские лекарства и биологические препараты. Пациенты были рандомизированы в соотношении 1:1:1 для получения 15 мг упадацитиниба + ТКС, 30 мг упадацитиниба + ТКС или плацебо + ТКС (их повторно рандомизировали в соотношении 1:1 для приема 15 или 30 мг упадацитиниба + ТКС на 16-й неделе). У 272 пациентов, получавших лечение, частота серьезных нежелательных явлений, составила 56% и 64% в дозах 15 и 30 мг, соответственно, по сравнению с 42% пациентов, получавших плацебо. В течение всех периодов исследования вплоть до конечной даты наиболее частыми нежелательными явлениями, о которых сообщалось, были инфекции, акне, заболевания печени, анемия, нейтропения и повышение уровня КФК. Тромбоэмболических осложнений, злокачественных новообразований, перфораций желудочно-кишечного тракта, активного туберкулеза или летальных исходов не было. Показатели ответа (индексы EASI 50, EASI 75 и/или EASI 90; vIGA-AD) на упадацитиниб в дозе 30 мг были стабильно выше, чем в дозе 15 мг, а ответы среди пациентов в группах лечения были стабильно выше, чем в группе плацебо.

4.25
Средний рейтинг: 4.3 (4 votes)

Риск реактивации опоясывающего герпеса после мРНК вакцины против COVID-19: когортное исследование

Единичные и серии случаев опоясывающего герпеса в возможной связи с вакцинацией мРНК вакцинами от COVID-19 уже не раз были опубликованы в научной литературе. Затем эти публикации получали хождение в широкой аудитории благодаря СМИ. Страх перед потенциальным неблагоприятным эффектом, как следствие, приводил к отказу от вакцинации. В Калифорнии провели ретроспективное когортное исследование на основании медицинских данных из 63 организаций здравоохранения, включающих 70 миллионов пациентов. В исследование вошли пациенты в возрасте ≥18 лет, получивших мРНК-вакцину против COVID-19 в виде первой или второй дозы в период 2020-2021. Реактивацией опоясывающего герпеса считался зафиксированный случай, возникший в течение 28 дней после вакцинации. Для контроля были отобраны пациенты из базы данных дерматологических пациентов, которые не проходили вакцинации. 1 306 434 человека получили мРНК вакцины против COVID-19, средний возраст пациентов составлял 55,1 года, 57% женщины. Общая частота реактивации опоясывающего лишая в течение 28 дней после вакцинации мРНК составляла 0,1% (1228 из 1 306 434 пациентов). После сопоставления 1:1 по возрасту, демографическим и клиническим характеристикам различий в реактивации среди испытуемой и контрольной группой выявлено не было.

4.666665
Средний рейтинг: 4.7 (6 votes)

Эффективность и переносимость сонидегиба при запущенной базальноклеточной карциноме: одноцентровый опыт из реальной жизни

В последнее время в научных журналах появляется всё больше статей о проведённых “исследованиях в реальной жизни” эффективности лечения. Они отражают то, в какой степени вмешательство/лечение выполняет то, что должно делать в обычных обстоятельствах. В отличие от РКИ, испытания в реальной жизни имеют высокую обобщаемость, но низкую внутреннюю валидность. Подобное исследование об эффективности и переносимости сонидегиба при лечении местно-распространенного базально-клеточного рака (БКР) было проведено в Италии. В это одноцентровое ретроспективное исследование были включены взрослые пациенты с местно-распространенным БКР и множественным БКР, получавшим сонидегиб (200 мг/сут) в 2020-2021. Сонидегиб, связывает и ингибирует трансмембранный белок Smoothened, участвующий в трансдукции сигнала Hedgehog. Пациенты ежемесячно посещали врача, сдавали анализы крови, сообщали о нежелательных явлениях (НЯ), связанных с препаратом. Основная цель состояла в том, чтобы оценить терапевтический ответ на сонидегиб, определяемый как: полный ответ (ПО), клинически - отсутствие всех БКР; частичный ответ, >30% клинического уменьшения опухолевой массы; отсутствие ответа, <30% уменьшения. Второстепенными целями было время до ПО и время безрецидивной выживаемости. Характеристики 54 пациентов были следующими: 38 мужчин и 16 женщин с 144 БКР, средний возраст 77,8 года; у 36 пациентов было выявлено по единичному очагу (15 узловых, 13 инфильтративных, морфеоформных или микронодулярных, 3 поверхностных, 3 смешанных и 2 базосквамозных) со средним диаметром опухоли 4,2 см; у 18 пациентов были выявлены множественные первичные БКР. Среднее время лечения составило 7,2 месяца. Из 54 пациентов 29 (53,7%) достигли полного ответа, 21 (38,9%) достигли частичного ответа и 4 были оценены как не ответившие на лечение. Возраст, размер, анатомическое расположение не были связаны с исходом лечения. Пациенты с ПО получали лечение в среднем 7 месяцев. Из 21 пациента, у которых был достигнут частичный ответ, 16 (76,1%) прекратили лечение из-за множественных НЯ в среднем через 10 месяцев. У пациентов, достигших ПО, медиана продолжительности наблюдения составила 5,6 мес; у 26 из 29 пациентов (89,6%) не было рецидива, у 3 (10,4%) - возник. Терапевтический ответ в реальных данных был выше, чем показатели, о которых сообщалось в предыдущих клинических испытаниях. У 46 (85,1%) пациентов наблюдалось как минимум 1 НЯ. Чаще всего сообщалось о мышечных спазмах (89,1%), дисгевзии (82,6%), потере веса (58,7%) и алопеции (43,5%).

4.714285
Средний рейтинг: 4.7 (7 votes)

Отсутствие связи между тяжестью атопического дерматита и его ухудшением во время беременности: поперечное исследование

Атопический дерматит (АД) вызывается нарушением кожного барьера и нарушением регуляции Т-хелперов, а также может усугубляться из-за нарушений уровней эстрогена и прогестерона. Следовательно, у беременных женщин может наблюдаться ухудшение АД. В США провели исследование, изучившее распространенность и предикторы ухудшения АД. Пациентки академической клиники 2016-2019 прошли анкетирование, оценившее демографию, сопутствующие расстройства здоровья, беременность в анамнезе, ухудшение течения АД и его тяжесть во время беременности. Всего было включено 211 женщин старше 18 лет, среди которых 68 (32,2%) с предшествующей беременностью. 12 пациенток (17,7%) сообщили об ухудшении АД во время беременности. Ухудшение АД во время беременности было связано с предменструальный синдромом (72,73% против 32,73%) и пищевой аллергией (87,50% против 33,33%). Связи с демографическими, другими атопическими или психическими расстройствами выявлено не было. Связи между тяжестью атопического дерматита вне беременности и обострением атопического дерматита во время беременности также выявлено не было. Исследователи отмечают, что их данные (17%) демонстрируют меньшую частоту ухудшения, по сравнению с другими исследованиями (52-61%). Наблюдаемые различия могут быть связаны с разными регионами исследования, популяциями пациентов и методологиями. К возможным недостаткам этой работы может относится ошибка припоминания и географические ограничения. Будущие исследования могут решить эти проблемы.

4.833335
Средний рейтинг: 4.8 (6 votes)

Метотрексат для лечения острого лихеноидного и вариолиформного и хронического лихеноидного питириазов

Лихеноидный вариолиформный питириаз (PLEVA) и хронический лихеноидный питириаз (PLC) являются редкими папулосквамозными заболеваниями. Нередко PLEVA/PLC протекает с рецидивами, постепенно переходя в ремиссию, но стойкие случаи могут требовать большего внимания и лечения. В США опубликовали работу, в которой оценивали эффективность метотрексата (МТ) при PLEVA/PLC у 33 пациентов. Пациенты без биопсии и пациенты без последующей оценки были исключены из исследования. Исходы были классифицированы как полное излечение (отсутствие активных поражений, бессимптомность), частичный ответ (меньшее количество поражений и облегчение симптомов) и отсутствие ответа. С PLEVA наблюдалось 14 пациентов. Системная терапия, предпринятая до МТ, включала эритромицин (29%) и доксициклин (14%), до начала лечения МТ в среднем проходило 1,5 года. Состояние большинства пациентов (n=13) на фоне лечения МТ (средняя недельная доза 13,4мг) улучшилось в среднем через 3,6 месяца и полное излечение (79%) наблюдалось в среднем через 7,9 месяца. У 7 пациентов наблюдалось обострение при попытках уменьшить дозу (ответ восстановился после увеличения дозы), у 4 обострение произошло после прекращения приема метотрексата. 19 пациентов наблюдались с PLC. Системное лечение, предпринятое до метотрексата, включало преднизолон (32%), эритромицин (16%) и биопрепараты (11%; этанерцепт, дупилумаб). Заболевание существовало в среднем 4,6 года до начала лечения метотрексатом (средняя недельная доза 2,9 мг). Состояние 16 пациентов улучшилось в среднем за 3,1 месяца, 7 полностью излечились в среднем за 9,1 месяца. Пациенты, которые полностью излечились, получали несколько более высокие дозы (в среднем 15,7 мг против 11,3 мг) в течение более длительного времени. У 8 пациентов обострение наблюдалось при попытках снижения дозы, у 6 обострение возникло после прекращения приема метотрексата. По мнению исследователей МТ является экономически эффективным лечением для PLEVA/PLC.

4.857145
Средний рейтинг: 4.9 (7 votes)

Дерматологические инфекции у онкологических больных, получавших ингибиторы контрольных точек

Ингибиторы контрольных точек (ИКТ) воздействуют на регуляторные молекулы, такие как гликопротеин цитотоксических T-лимфоцитов 4 (CTLA-4), белок запрограммированной смерти 1 (PD-1) и лиганд PD-1 (PD-L1) с целью восстановления противоопухолевой активности иммунных клеток. Целью исследователей США было выявление частоты дерматологических инфекций у пациентов, получавших ИКТ. В исследовании оценивалась взаимосвязь между ИКТ и дерматологическими инфекциями путем анализа частоты дерматологических инфекций и клинических характеристик когорты онкологических больных, в которую входили те, кто активно получал ИКТ, и те, кто ранее лечился. Был проведён ретроспективный обзор дерматологических инфекций у пациентов, получавших ИКТ в период с 2005 по 2020. ИКТ включали в себя анти-CTLA-4 (ипилимумаб), анти-PD-1 (ниволумаб, пембролизумаб, цемиплимаб) и анти-PD-L1 (атезолизумаб, авелумаб, дурвалумаб) моноклональные антитела. Была выделена группа “активных” пациентов, у которых инфекции были зарегистрированы в течение в 90 дней после последней дозы ИКТ, и “неактивных” - получивших последнюю дозу более чем за 90 дней до выявления инфекции. Из 2061 пациента, участвовавшего в исследовании, 1292 были “активными”, а 769 - “неактивные”. Частота дерматологических инфекций была значительно выше у пациентов с активным лечением ИКТ (n=226, 17,5%), чем у пациентов, не получавших активного лечения (8,2%). Среди 226 у 82 (36,2%), 78 (34,5%) и 48 (21,2%) были бактериальные, грибковые и вирусные инфекции, соответственно, у 18 (8,0%) - полимикробные инфекции. Монотерапия анти-CTLA-4 была связана с самым высоким риском инфекции (отношение рисков 2,93).

5
Средний рейтинг: 5 (4 votes)