Вход в систему

Факторы стабильности стромальной архитектоники в процессе канцерогенеза при базальноклеточном раке кожи

Снарская Е.С., Кузнецова Е.В.
Кафедра кожных и венерических болезней ФППОВ I МГМУ им. И.М. Сеченова
Лаборатория по изучению репаративных процессов в коже НИЦ I МГМУ им. И.М.Сеченова

Введение
            Важное место в способности опухолевых клеток к индивидуальному росту и метастазированию отводят состоянию клеточной адгезии 1 2 3 4, которая во многом определяется содержанием и активностью кадхеринов – трансмембранных гликопротеинов, входящих в состав различных типов межклеточных соединений и играющих ведущую роль в организации структуры ткани. В эпидермальных кератиноцитах выявлено несколько адгезивных клеточных систем, среди которых наиболее важными структурами являются десмосомы, липкие соединения (adherense junction), соединительные отверстия (gap junction)5.
            Десмосомы содержат гликопротеиды – десмоглеин, десмоколлин и протеины – плакоглобин, десмоплакин, плакофилин, которые являются десмосомальными кадхеринами 6. В липких соединениях клеточная адгезия обеспечивается гликопротеином -- Е-кадхерином, который связывается с β-катенином и взаимодействует с актиновыми микрофиламентами  2. Отсутствие экспрессии Е-кадхерина способствует инвазии и метастазированию опухоли 7. По данным ряда исследователей отмечено снижение количества молекул Е-кадхерина при плоскоклеточном раке и инфильтративной разновидности базальноклеточного рака кожи – БКР 7 8.
            Ранее, на экспериментальной модели, нами была показана возможность трансформации нодулярно-язвенных форм БКР в метатипический рак кожи (МТР), обладающий выраженными агрессивными свойствами и способностью к метастазированию благодаря зарождению плоскоклеточного пула клеток путем метаплазии базалоидных структур 3.
Материалы и методы
            Мы изучили содержание адгезионных молекул s-ICAM-1, s-VCAM-1, L- и E-селектина, Е- и N-кадхерина в крови больных БКР с помощью иммуноферментного анализа (ИФА) и коммерческих ИФА – наборов отечественного (ИПО "Протеиновый контур", г. Санкт-Петербург) и зарубежного ("Innogenetics" Бельгия, "Research Diagnostic System" Англия, "Promega" США, "Biomar Diagnostic System" Германия).
            Исследования проведены у 44 больных БКР в возрасте от 50 до 70 лет, при этом у 34 из них диагностированы язвенно-нодулярные БКР (в стадии T1N0M0 I–II степени изъязвления – 15 больных, в стадии T2-T3N0M0 II–III степени изъязвления – 19 больных) и у 10 больных – особая форма опухоли – метатипический рак кожи (МТР).
            Контрольную группу составили 50 доноров.
Результаты исследования представлены в табл. 1.
 
Таблица 1. Содержание адгезионных молекул (нг/мл) в крови больных БКР
 
 
Вид молекул
Норма
(M±m)
n-50
                   Группы больных
БКР T1N0M0
n-15
(M±m)
 
БКР
T2-T3N0M0
n-19
(M±m)
МТР
M±m)
n-10
s-ICAM-1
355,4±132,2
336,0±45,5
368,1±68,8
↓254,2±77,2**
s-VCAM-1
243,2±54,2
245,2±22,9
↓221,1±77,8*
↓141,2±38,8**
L-селектин
288,1±98,5
289,7±82,1
↓249,2±77,8*
↓154,8±43,7**
Е-селектин
142,5±35,1
155,1±15,4
132,2±66,7
199,1±44,0
Е-кахедрин
24,0±8,1
↓21,9±10,3*
18,8±9,4**
16,2±6,4**
N-кадхерин
19,4±6,2
↑25,5±7,1*
↑39,2±14,3**
↑56,0±9,9**
 
*  p<0,001                  M – среднее значение
**p<0,05                    m – средняя ошибка
 
            Из представленных данных видно, что у больных БКР имелась тенденция к снижению содержания адгезионных молекул s-ICAM и s-VCAM, особенно выраженная при МТР (254,2±77,2 нг/мл при норме 355,4±132,2 нг/мл и 141,2±38,8 нг/мл при норме 243,2±54,2 нг/мл).
            Содержание L-селектина имело тенденцию к снижению при БКР по мере увеличения размера опухоли и степени ее изъязвления до 249,2±77,8 нг/мл при норме 288,1±98,5, при этом в случаях МТР снижение было выражено почти в 2 раза – 154,8±43,7 нг/мл.
            Е-селектин проявлял подобную тенденцию незначительно при больших опухолях. Динамика содержания Е-кадхерина была выражена отчетливо по мере усиления агрессивности опухоли: до 21,9±10,3 нг/мл при БКР T1N0M0, 18,8±9,4 нг/мл при БКР – T2-N3N0M0 и 16,2±6,4 нг/мл при МТР (норма – 24,0±8,1 нг/мл).
            Содержание N-кадхерина, наоборот, имело выраженную тенденцию к увеличению: 25,5±7,1 нг/мл при БКР T1N0M0, 39,2±14,3 нг/мл при БКР T2-T3N0M0, 56,0±9,9 нг/мл – при МТР (норма 19,4±6,2 нг/мл).
Выводы
            Полученные данные об изменениях концентрации адгезинов, селектинов и Е-кадхерина в сторону снижения свидетельствуют о недостаточности ресурса в составе адгезионного пула для сохранения стабильности стромальной архитектоники в ходе прогрессирования опухоли и создании условий для метаплазии базалоидных клеток и усилении степени пролиферативной активности эпителиальных структур при трансформации язвенно-нодулярных БКР преимущественно с характеристиками T2T3N0M0 в метатипический рак, требующий более серьезной лечебной стратегии .
            Повышение содержания N-кадхерина в кровотоке, отмеченное нами при язвенных БКР больших размеров и МТР, коррелирует с ростом агрессивности опухоли, что закономерно, если учесть, что N-кадхерин участвует в процессе миграции опухолевых клеток за счет взаимодействия с клетками стромы опухоли и эндотелием. Таким образом, показатели адгезионного статуса могут быть использованы для оценки агрессивности опухолевого процесса при различных формах и разновидностях базальноклеточного рака кожи и маркеров "опухолевой прогрессии", гиперэкспрессия адгезионных молекул сопровождается ухудшением клинической картины (стремительный рост, увеличение язвенного дефекта, кровоточивость, болезненность, эритема и инфильтрация по периферии очага, торпидность к проводимой терапии) и прогноза заболевания.
 

Список литературы

  1. 1. Биологические методы лечения онкологических заболеваний: Пер. с англ./Под ред. В.Т. ДеВита, С. Хеллмана, С.А. Розенберга — М. : Медицина, 2002. — 936 с. : ил.
  2. 2. "Канцерогенез" / Под ред. Д.Г. Заридзе. – М., 2000.
  3. 3. Снарская Е.С. Иммунологические аспекты патогенеза, дифференциальной диагностики и иммунотерапия язвенной разновидности базальноклеточного и метатипического рака кожи": Автореферат докт. дисс. – М., 2005.
  4. 4. Tada, H., Hatoko, M., Tanaka, A., Kuwahara, M. and Muramatsu, T. (2000), Expression of desmoglein I and plakoglobin in skin carcinomas. Journal of Cutaneous Pathology, 27: 24–29.
  5. 5. BURGE, S. (1994), Cohesion in the epidermis. British Journal of Dermatology, 131: 153–159.
  6. 6. Roch P.J., Walsh M.J. et al. Eur. J. Cell. Biol. – 1990. – Vol. 53. – P. 1--7.
  7. 7. Schipper J.H., Frixen V.H. et al. Cancer Res. – 1991. – Vol. 51. – P. 6328.
  8. 8. Wenzeb F., Miller S. Biologic Factors in Cutaneous oncology eds SS Miller, ME Malony, Oxford. – 1998. – P. 504–608.
Выходные данные: Снарская Е.С., Кузнецова Е.В. Факторы стабильности стромальной архитектоники в процессе канцерогенеза при базальноклеточном раке кожи.
Тезисы XXXI научно-практической конференции Рахмановские чтения.
  • Дерматология в России. 2014; 3 (S1)
Стр. 71
Ваша оценка: Нет Средний рейтинг: 5 (3 votes)